«1000 долларов — максимум, если на стройке ночевать». Власти не могут сдержать отток строителей

18.09.2019 08:36
Общество

Строительство
Фото с сайта stroytrest14.by (иллюстрация)

Строительная отрасль сейчас переживает не самые лучшие времена: зарплаты заметно упали в долларовом эквиваленте, а число работников резко сократилось за последние годы. В этой ситуации строители уезжают за границу, где им больше платят. Чтобы сдержать отток кадров, Александр Лукашенко еще в конце прошлого года поручил поднять зарплаты строителям. С 1 января стоимость человеко-часа повысили, но уже в конце июля снова снизили. При этом в Союзе строителей констатируют, что в отрасли не хватает квалифицированных кадров на всех позициях, средний возраст работников растет, а престиж строительных профессий падает.

FINANCE.TUT.BY выяснил, что сейчас происходит в строительной сфере, и поговорил со строителями о зарплатах и условиях работы за границей.

Союз строителей: «Набираются опыта на белорусских стройках и уезжают на заработки за границу»

Недавно в телеграм-канале NEXTA появилось 15-страничное письмо Союза строителей вице-премьеру Владимиру Кухареву. В нем говорится о кризисе, в котором, по мнению организации, находится строительная отрасль. Комментировать письмо в союзе не стали — сказали, что хотят дождаться реакции властей.

Из письма следует, что о кризисе говорит в первую очередь резкое сокращение численности работников в этой сфере.

— Очевидно, что одна из основных угроз в современном строительном комплексе Беларуси — это нехватка квалифицированных кадров от рабочего до руководителя любого ранга, — сказано в письме.

 

Второй симптом — низкие зарплаты в отрасли и, как следствие, отток кадров за границу или в другие сферы.

— Статистика свидетельствует, что в целом в строительном комплексе в 2010 году было 318 000 работающих и зарплата составила 1000 долларов (в эквиваленте), на 1 января 2019 года в отрасли остались 194 734 работника при средней зарплате в пределах 500 долларов, — приводит в письме цифры председатель Союза строителей Николай Шеремет.

 

Строители в Беларуси зарабатывают значительно меньше, чем в соседних странах: по сравнению с Россией — в 1,3−2,4 раза, с Польшей — в 1,8−3,3 раза, с Литвой — в 1,7−5,8 раза. Но даже повышение зарплат с 1 января этого года не смогло стабилизировать ситуацию с квалифицированными специалистами в отрасли и сдержать их отток за границу, отмечают в Союзе строителей.

При этом в организации констатируют, что в 2017 году по сравнению с 2006-м по многим видам работ сократились трудозатраты, по отдельным позициям снизился разряд рабочих, к цене человеко-часа стали применять понижающие коэффициенты. Все это тоже приводит к снижению зарплат.

Снижение зарплат и престижа строительной профессии в целом приводит к негативным последствиям, убеждены в Союзе строителей.

— Строительные профессии «стареют», средний возраст рабочих-строителей составляет 40−45 лет. Падает привлекательность в глазах молодежи таких профессий, как каменщик, бетонщик, плотник, штукатур и других. Выпускники профессиональных учебных заведений не пополняют ряды рабочих строительных организаций, а, набравшись опыта работы на белорусских стройках, отправляются на более высокие заработки в Польшу, Литву, Россию, создавая тем самым дефицит рабочих кадров в строительной отрасли.

Чтобы решить проблему, в Союзе строителей предлагают в том числе увеличить трудозатраты и нормо-часы по всем видам работ, а также внести изменения в тарифно-квалификационный справочник.

Министерство: «Это не откат зарплаты, а регулирование с учетом роста производительности труда»

По словам лидера Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александра Ярошука, «сетования строителей приходится слышать часто».

— Ни одно заседание Национального совета по трудовым и социальным вопросам, членом которого я являюсь, не обходится без криков души с их стороны, — комментирует Александр Ярошук. — Есть все основания говорить о том, что отрасль находится в критическом состоянии. Если десять лет назад строительство давало до 10 процентов ВВП, то сегодня его доля сократилась в два раза и продолжает неуклонно уменьшаться. Около половины строительных организаций работают с убытками.

По мнению Александра Ярошука, причина кризиса в отрасли кроется в первую очередь в состоянии экономики страны в целом.

— Давным-давно назрели шаги по уходу от командно-административной системы, в том числе и в строительстве. Отрасль управляется архаично, сохраняется монополизм, отсутствует настоящая конкуренция и заинтересованность. Оборотная сторона медали командных методов управления — огромная задолженность перед строителями организаций промышленности и АПК, от которой строители страдают, — говорит Александр Ярошук. — Как результат всех этих проблем — не повышается уровень развития материально-технической базы, остается низкой и продолжает сокращаться заработная плата, строительные профессии теряют престижность, высока текучесть кадров и ощущается острый их недостаток. Этот порочный круг невозможно разорвать иначе, кроме как отказавшись от командно-административного управления строительством, да и не только строительством.

Строительство
Фото из открытых источников (иллюстрация)

В Министерстве строительства и архитектуры письмо Союза строителей и ситуацию в отрасли в целом комментировать не стали, сославшись на августовскую пресс-конференцию руководителя ведомства Дмитрия Микуленка, где затрагивались некоторые проблемные вопросы. В частности, министр прокомментировал сокращение строительного персонала и зарплату в отрасли.

— К сожалению, мы продолжаем уменьшаться в количественном соотношении, не прирастаем здесь, — сказал Дмитрий Микуленок. — Это надо констатировать как факт. Вы все про это слышите, иногда на объектах строителей недостает. Но факт есть факт. Мы эту ситуацию признаем, видим и пытаемся регулировать.

Озвучил министр и среднюю зарплату в отрасли — 1148 рублей в январе-июне этого года (июльская — 1272 рубля; суммы до уплаты налогов). При этом Дмитрий Микуленок пояснил, почему стоимость человеко-часа сначала решили повысить, а потом понизить.

— Это не откат зарплаты назад, это регулирование ее с учетом роста производительности труда. Производительность труда в этом году возросла на 16%, зарплата — на 23%. Мы просто выравниваем это соотношение, — сказал Дмитрий Микуленок. — Фактически никакого отката по зарплате не произойдет, потому что это будет касаться объектов, проектирование по которым только начинается. Это фактически даст какие-то телодвижения в области зарплатной политики только в следующем году. Но если к концу года мы увидим, что соотношение зарплаты и производительности начало выравниваться, мы вернемся к базовой цифре, которая была первоначально установлена: 8 рублей за человеко-час.

Работающий в Беларуси строитель: «Многие строители меньше 1000 рублей получают»

Чтобы понять ситуацию изнутри, FINANCE.TUT.BY поговорил с белорусскими строителями, которые работают как у нас, так и за рубежом.

Александр (имя изменено. — Прим. ред.) уже больше десяти лет работает монтажником сантехнических систем и оборудования — занимается проведением отопления, канализации, водопровода на строящихся объектах. За это время он ни разу не выезжал на заработки за границу.

— В 2008 году зарплаты меньше 1500 долларов у нас в фирме не выходило. И не могу сказать, что мы как-то надрывались, просто работали в свое удовольствие. А зарплата меньше 1000 долларов была чем-то из области фантастики, — вспоминает Александр. — Сейчас 1000 долларов — это максимум, и то если будешь на стройке чуть ли не ночевать. И стабильности в зарплате нет. Бывает такое, что можешь сделать по объемам одно, а закроют тебе совсем другое и в итоге выплатят голый оклад по контракту — 360 рублей. Многие боятся ехать в Россию, потому что там обманут, так ведь и у нас так же обманывают.

По словам Александра, нехватка кадров сейчас есть во многих строительных конторах. При этом наниматели не пытаются удерживать или переманивать работников более высокой зарплатой.

— Мое резюме висит на сайтах, мне постоянно звонят, но смысл дергаться, если везде предлагают одинаковую зарплату? Вроде и работы хватает, но деньги одни и те же. Как будто они все договорились и это какая-то монополия, — недоумевает Александр. — Стандартная зарплата для моей специальности — 1200 рублей. Это еще достаточно много, потому что специальность инженерная: надо разводить сантехнику, уметь работать с документацией. А много где строители вообще меньше 1000 рублей получают.

Из-за нехватки кадров и невысоких зарплат заметно снизилась и квалификация сотрудников строительных компаний, говорит собеседник.

— Может прийти человек, который ничего не понимает, и сказать: «Ничего не знаю, но хочу у вас работать». Без проблем, приходи и устраивайся, — комментирует Александр.

Строительство
Фото: pixabay (иллюстрация)

Но главное, что, по его словам, изменилось за последние десять лет, это отношение нанимателей к сотрудникам и к самой работе.

— Теперь говорят: «Если что-то не нравится, пиши заявление и уходи». Везде такая политика, что никого на месте не держат. Меня это удивляет, потому что раньше такого не было. Начальство относилось к тебе уважительно, а сейчас ведет себя так, будто ты им чем-то обязан, — говорит Александр. — И ладно бы стояла очередь желающих занять мое место, но ведь их нет.

Александр рассказывает, что за границу действительно уезжают многие строители. В первую очередь те, кто пока не обзавелся семьей.

— Если у тебя жена и ребенок, как ты их здесь оставишь? А те, кто без семей, поуезжали почти все. С другой стороны, раз половина уехала за границу, то и мы тут без работы не сидим. Если бы эта половина здесь осталась, может, и не было бы работы, потому что людей бы на все хватало, — рассуждает Александр.

Сам он решил не уезжать за границу, а пойти по другому пути — работать на себя.

— У меня ИП. Сейчас накручу клиентуру и уйду со стройки, потому что за те деньги, что там предлагают, не вижу смысла работать. Я за час на ИП могу заработать больше, чем на стройке за весь день. Пока еще работаю в конторе, но есть хороший объект и объем работ, пишу выходной за свой счет и еду туда, — говорит Александр.

Работающие за границей строители: «Стабильно может оставаться свободных 800 долларов»

29-летний бурильщик Алексей трудится в Варшаве уже год. До этого он работал в Беларуси на добыче полезных ископаемых, часто ездил в командировки в другие страны, потом устроился на строительство метро в Минске — делал подземные проколы. Около двух лет назад начала падать зарплата. Поэтому, когда подвернулась возможность уехать работать за границу, Алексей отказываться не стал.

— Бывший коллега давно уехал в Польшу по сварочной специальности. Зарабатывал он неплохо и предложил попробовать мне. Зимой в Минске все равно особо не было работы, поэтому я подумал: почему бы и нет? Взял отпуск, съездил, посмотрел. После этого решил перейти туда на постоянную работу, — рассказывает Алексей. — Это официальное трудоустройство. Мне делали приглашение, я получил рабочую визу.

Если говорить об оплате, то поляки, по словам Алексея, редко выплачивают какие-то премии или тринадцатые зарплаты, в основном ограничиваются тем, что прописано в контракте. Нужно учесть и высокие, по белорусским меркам, налоги — от 18 до 32% в зависимости от дохода. Но даже несмотря на это, зарабатывать в Польше Алексею удается больше.

— У меня получается примерно 1200−1300 долларов на руки. Может, я и в Беларуси столько зарабатывал бы, но только никого не видя и работая семь дней в неделю по 16 часов. В принципе, иногда у меня бывал такой график, но зарплата все равно получалась меньше, — комментирует Алексей.

Работать больше 40 часов в неделю в Польше не принято, так что переработки случаются редко. Особенно строго следят за этим в воскресенье, когда в стране могут не работать даже продуктовые магазины.

— Здесь есть такая специальная структура, которая по воскресеньям вылавливает на стройках работающих. За это может быть 250 евро штрафа, причем и работнику, и работодателю, — говорит Алексей.

Помимо зарплаты, есть другие бонусы — бесплатное жилье и деньги на обеды.

— Живу я вместе с коллегами в квартире в центре Варшавы. Есть комната на одного человека, есть на двух, — рассказывает Алексей. — Можно снимать что-то самому, тогда фирма компенсирует часть аренды. Например, если квартира стоит 1200 злотых (около 625 белорусских рублей в пересчете), то компенсация будет 500 злотых (около 260 рублей). Если снимешь комнату за 500 злотых, фирма даст 250 (около 130 рублей). Еще по рабочим дням нам выдают по 30 злотых на обед, это примерно 16 белорусских рублей.

В фирме, где работает Алексей, помимо него, трудятся еще около десяти белорусов.

— Было и больше, но некоторые рванули дальше в Европу, а некоторые вернулись домой, — говорит Алексей. — Например, сейчас со мной живут ребята из Слонима. У них в городе зарплаты по 200 долларов, при этом в семье по двое-трое детей. А тут зарплата гораздо выше, еще и фирма всем обеспечивает. Тогда почему бы и нет? Только что семью будешь видеть раз в месяц. Но, если честно, мои близкие были очень рады, что я сюда устроился. Они живут в Минске и видят те тенденции, что происходят у нас.

Алексей признается, что на заработки в Польшу поехал в первую очередь для того, чтобы накопить на свадьбу. Невеста стала часто приезжать к нему в гости и теперь «хочет не столько свадьбу, сколько переехать сюда». Сам Алексей пока не насколько уверен в своем желании остаться за границей.

— Есть свои плюсы, но есть и минусы. Проблема в том, что полякам не нужны начальники-белорусы. Им нужны либо рабочие руки, либо консультанты, которые будут помогать этим рабочим устраиваться. Конечно, карьерные перспективы здесь есть, просто для этого надо приложить больше усилий, — констатирует Алексей.

29-летний отделочник Илья из Гродно успел поработать в Беларуси, России, Польше, Франции и Норвегии (причем в двух последних странах — нелегально). Начиналось все десять лет назад с государственного предприятия «Гродножилстрой». Тогда, говорит Илья, работники получали хорошие суммы — около 1000 долларов, а предприятие отправляло своих работников в том числе на стройки в Москву. Потом из-за кризиса заработки снизились, командировки в Москву закончились и работать «стало неинтересно».

В итоге в начале 2010-х Илья через знакомых устроился в частную московскую фирму.

— Тогда зарплата у меня стала уже больше 1000 долларов. Если мы работали на каком-то солидном объекте, то вдобавок предоставляли и жилье, и питание. Если что-то попроще, то платили только зарплату, а там хотите — на объекте живите, хотите — снимайте хостел. Но в основном объекты были серьезными, так что за жилье платить не приходилось, — вспоминает Илья.

Спустя пару лет он перебрался на заработки в Польшу с помощью одной из гродненских фирм, которые помогают в трудоустройстве строителям. Зарплата получилась примерно такой же, как в Москве. Но это, говорит Илья, было связано с тем, что фирма вычитает из зарплаты процент за свои услуги.

— У меня знакомый сам ездил и зарабатывал процентов на 30−40 больше за счет того, что ему не нужно было отдавать часть фирме, — комментирует Илья.

А после этого по знакомству нашлась работа во Франции, но на этот раз нелегальная.

— Наши в основном работают там нелегалами, потому что мы «третья страна», не член Евросоюза. Нам очень сложно устроиться официально, — поясняет Илья. — Я работал в одной бригаде с молдаванами, так что языкового барьера не было, все говорили по-русски. Мы занимались отделкой квартир в Париже и загородных домов. Заработки там уже больше — от 50 евро в день наличными. Жили мы в чем-то вроде общежития, оно стоило 350 евро в месяц. Еще порядка 150 евро у меня уходило на еду. При этом директор мог приехать днем и привезти обед за счет фирмы.

Илья говорит, что не переживал о своем нелегальном статусе и о том, что ему могут, например, не заплатить.

— Переживать можно на заработках в России. А в Европе все понимают, что это очень сложная работа, за нее надо платить, а работники должны отдыхать, чтобы были силы. Поэтому они честные в этом плане. Как договорился, так и будут платить, — говорит Илья.

Строительство
Фото: pixabay (иллюстрация)

Год спустя так же через знакомых (и тоже нелегально) Илья устроился на работу в Норвегии.

— Это очень хорошая страна, я бы сюда переехал жить, — признается собеседник. — Заработки в Норвегии очень хорошие: 8−10 евро в час. Жилье нам предоставляли, мы жили вчетвером в деревянном двухэтажном доме. Там были достаточно большие комнаты, квадратов по 30−40. Хорошие кровати, кожаные диваны, кухня как дома.

Правда, в итоге все закончилось тем, что полиция проверила документы у Ильи и его депортировали с запретом на въезд на два года. Этот срок истекает в следующем году, и Илья уже готовится собирать документы на визу и возвращаться в Норвегию. У него есть целый список причин, по которым он не хочет работать в Беларуси.

— Года два-три назад я устроился на белорусскую стройку на месяц по договору подряда. У меня было время, подумал, почему бы и нет. Поработал неплохо, но было тяжело. У нас все больше зарегулировано, а я уже от этого отвык, — признается Илья. — Заработки, конечно, очень низкие. У нас строитель сейчас зарабатывает около 1000 рублей, это 500 долларов, а в той же Польше — уже 1000 долларов. Из этой тысячи можно потратить 100 долларов на какой-нибудь хороший хостел, где в комнате будут жить буквально два-три человека, еще 100 — на еду. То есть стабильно может оставаться свободных 800 долларов, а это больше, чем вся зарплата строителя в Беларуси. Сам я деньги пока ни на что не откладываю, трачу на путешествия. Побывал уже во многих странах: в Германии, Бельгии, много поездил по Франции, был в Эстонии, в Киеве. И по Беларуси тоже путешествовал.

Есть и еще одна причина, по которой Илья не хочет работать на родине. Ее можно назвать эстетической.

— В Гродно строят дома такого типа, как строили еще чуть ли не в советские времена. Пока работаешь над ними, ничего нового для себя не открываешь. Эти дома, конечно, хорошие и недорогие, но я смотрю на это жилье, и мне не хочется вносить в него свой вклад. Я справился бы с нагрузкой, большие объемы — не преграда. Но хочется видеть у себя в городе что-то поинтереснее, — говорит Илья.

Источник: TUT.BY
Автор: Анна Рыбчинская
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей