Брест: Как бывшие заключенные возвращаются к нормальной жизни

29.04.2019 09:03
Общество

Фото: pixabay (иллюстрация - титульное)

Когда речь идет о бывших заключенных, пожалуй, стоит отбросить громкие слова о новой жизни или вожделенном глотке свободы, о котором многие из них так мечтали в неволе. Оказавшись по ту сторону колючей проволоки, эти люди в большинстве своем потрясены и растеряны: мир изменился, а их привычный уклад уже не вписывается в стандарты современного социума. Как быть? Куда деваться?

Ступив на распутье, как Иван-царевич в русских народных сказках, нужно отдавать себе отчет: пойдешь налево – коня потеряешь, пойдешь направо – себя потеряешь. Легко ли сделать выбор, цена которого – шанс на нормальную жизнь, попытаемся разобраться на реальных примерах брестчан.        

С ЧИСТОГО ЛИСТА

Юрий Ильяшевич сегодня образцовый семьянин, отец четверых детей. Сложно поверить, что когда-то дела обстояли совсем по-другому. Бывший наркоман, прочно подсевший на иглу, асоциальный элемент, на задержание которого сотрудники милиции выдвигались, как минимум, вчетвером.

- Я вырос в неблагополучной семье, - вспоминает события тех дней собеседник Zarya.by – Не сказал бы, что меня не любили, но мои родители хорошего примера не подавали, учили одному, а делали совершенно другое. Поэтому с ранней юности моей школой жизни стала улица. Связался с ребятами, которые употребляли наркотики, начал тоже пробовать. Сначала верил, что все под контролем, смогу остановиться в любой момент. Когда первый раз попал в тюрьму, думал, что это будет в последний раз, но после этого было еще очень много раз. В общей сложности провел на «зоне» около 13 лет. В какой-то момент начал понимать, что ничего уже не изменится. Видно, есть люди, которым суждено жить хорошо, в красивых домах, с семьей, а есть такие, как я. Но мне всегда хотелось жить иначе. Когда четко это осознал, попытался что-то изменить, но ничего не получалось.

Лучики надежды забрезжили как раз в канун Рождества 2015 года. Рядом с магазином, куда Юрий отправился со своим сыном,  стояли верующие церкви евангельских христиан-баптистов. После беседы с ними будущее уже не казалось безысходным.

- Я понял, что изменить свою жизнь смогу только с Божьей помощью, - продолжает мужчина. – И стал прилагать к этому усилия. Не то, что меня как молнией ударило, и я переменился, такого не бывает. Это был очень длительный процесс. Ходил в церковь, общался, молился. Всякое, конечно, случалось, иногда срывался, хоть и тянулся к вере. Затем оказался в реабилитационном центре, где были люди, которые в этом мире уже никому не нужны, на которых человечество поставило крест. Я прошел реабилитацию и вернулся домой.

В новую жизнь. Может, для кого-то это прозвучит слишком пафосно. Тем не менее былые знакомые вряд ли бы узнали сегодняшнего Юрия. Вместе с единомышленниками из церкви «Спасение» он активно работает с той категорией ребят, к которой когда-то принадлежал и сам. Рассказывает о пути, который вовсе не на кончике иглы и не на донышке бутылки. Главное – захотеть на него ступить.

ХОЧУ, ЧТОБЫ БЫЛО «ПОСЛЕ»…

Еще одной историей с хорошим финалом делится начальник уголовно-исполнительной инспекции ОВД Ленинского района Бреста Андрей Пышкин. Хотя начиналась она по классике жанра: наркотики, сперва это была «трава», которую главный герой тех событий попробовал во время отдыха в Таиланде, затем путешествие в Голландию и переход уже на тяжелые наркотики.

Дальше по накатанной: суд, ограничение свободы, правда, без направления в исправительное учреждение. Успешный бизнесмен, глава семейства потерял всё. На очередное воспитательное мероприятие в уголовно–исполнительной инспекции он по привычке явился под «кайфом». Нарушителя отвели в наркологию и взяли анализы. Однако дальнейшее развитие событий поразило даже видавшего многое майора милиции.

- В этот же день он зашел ко мне на откровенный разговор, - вспоминает Андрей Пышкин. – «Знаете, - говорит, - я уже, наверное, не выпутаюсь. У меня была жизнь до наркотиков и во время наркотиков, но я хочу, чтобы было и после». Решили направить бедолагу в центр реабилитации в Гомельской области. Дело передали в местный РОВД, наказание он отбыл уже там. После лечения парень прошел через так называемый «социальный лифт». Это что-то вроде экзамена на самостоятельную жизнь без наркотиков. Для него сняли отдельную квартиру и стали наблюдать, чтобы исправно ходил на работу и не возвращался к прошлому. Спустя несколько месяцев «экзаменуемого» вернули домой. С тех пор прошло где-то года 3-4. Я гулял в парке со своим ребенком и повстречал этого мужчину. В жизни у него все сложилось удачно: вернулась жена, родился второй ребенок, бизнес снова пошел вверх. 

Собеседник не скрывает, подобные примеры, скорее, исключение. Их легко сосчитать по пальцам обеих рук: за 10 лет работы – порядка 10-15 человек, которым удалось «соскочить» с иглы или обуздать «зеленого змия». 

Разумеется, социальная адаптация бывших заключенных – процесс непростой и очень трудоемкий, требующий усилий ото всех его участников. Только ли общество не готово принять в свои «объятия» набедокурившего в прошлом индивидуума или же он сам зачастую не желает возвращаться к нормальной жизни? Ведь огромный процент освободившихся из мест не столь отдаленных спустя время вновь оказывается на скамье подсудимых.

- Первых 2-3 дня на воле их еще крепит от тюрьмы, - поясняет Андрей Пышкин. – Они стараются не нарушать закон, ровно до тех пор, пока не возьмут в руки стакан. С этого момента начинается новая жизнь. По факту – возвращение к старой. Хотя мы предлагаем различные виды ресоциализации. Буквально в октябре минувшего года после капитального ремонта у нас вновь открылась комната социальной адаптации для бывших заключенных.  

Временное пристанище здесь могут найти лица, утратившие родственные связи. Две комнаты на 6 койко-мест обустроены на базе общежития КУП «ЖРЭУ г. Бреста» по адресу Советской Конституции, 26 еще в 2011 году. Благодаря недавнему ремонту уют здесь не хуже домашнего. К обитателям всего два требования: медкомиссия при заселении и соблюдение порядка.         

Попасть в гости к нынешним квартирантам казенных апартаментов, а это двое мужчин, честно говоря, не так-то просто. Они, судя по всему, активно заняты вопросами трудоустройства: уходят рано утром, возвращаются вечером. С обустройством быта знакомит вахтер общежития, на базе которого находится жилплощадь, сообщив попутно, что претензий к временным хозяевам не имеет. 

- Ведут себя спокойно, не буянят, - сдержанно говорит она, - соседям не докучают. Чего еще нужно? 

Внутри картина, впрочем, вполне привычная для холостякого жилища: на кухне «скучают» после вчерашнего ужина сковородки, сохнет выстиранное белье. Следить за порядком в помещениях помогают  волонтеры церкви ЕХБ «Спасение», которые, к слову, очень поддержали правоохранителей с ремонтом и закупкой необходимого инвентаря. Для тамошних постояльцев подыскивается работа на предприятиях, имеющих на балансе собственные общежития, чтобы человек обрел жилплощадь и смог вернуться в социум.

БЫЛО БЫ ЖЕЛАНИЕ

Наладить быт, обзавестись семьей, найти работу вполне реально даже для тех, чья биография далека от кристально чистой.

Из 29 освобожденных за прошедшие три месяца уголовно-исполнительной инспекции Ленинского РОВД удалось трудоустроить 10 человек, двое нашили работу самостоятельно. Всего же за квартал нынешнего года вакантные места на предприятиях города получили 43 ранее судимых соискателя.  

- Главные причины, по которым возникают проблемы у подобной категории лиц, это отсутствие мотивации к труду и нежелание распрощаться с пагубными привычками, - отмечает Андрей Пышкин. – Приведу пример: в прошлом году ко мне обратился бывший заключенный, очень просил помочь с работой. Уверял, мол, надоело зону топтать, надо тормозить. Нашли ему место грузчика на хорошем предприятии. Зарплата – 550 рублей на руки, рабочий график – два через два. Он обрадовался, но радость эта длилась ровным счетом до аванса. Потом позвонил работодатель, оказалось, подчиненный второй день не выходит на связь. На третий его привели уже в наручниках: украл велосипед. Увидел меня, глаза опустил, говорит: «Начальник, извини, это не я, это водка».

К слову, неплохим источником доходов на воле может стать профессия, приобретенная в тюрьме. Во время отсидки в основном готовят швейников, столяров, плотников, каменщиков и даже трактористов. 

- На предприятиях всегда нужны станочники, слесари по ремонту машин, - перечисляет начальник уголовно-исполнительной инспекции. – Более продвинутые осужденные, которые хотя бы немного владеют иностранными языками и имеют удостоверение на право вождения большегрузами, как правило, устраиваются за рубежом. Но для этого нужно хотя бы пальцем пошевелить, вместо того чтобы бесконечно плакаться и искать сочувствия. Некоторые предприятия идут навстречу добросовестным труженикам, например, предлагают подработку. Шанс встать с колен есть у каждого. Было бы желание…

Фото автора и из архива уголовно-исполнительной инспекции ОВД Ленинского района Бреста

Источник: Заря
Автор: Нина МИТЮКОВА
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей