Брестский «ЦУМ» 3 этаж открылся в обновленном формате!

«Дети раньше бы­ли другими». Начальник отдела по образованию в Каменецком районе рассказал о долгом профессиональном пути

23.07.2021 02:33
Общество

26 лет образованием района руководил Виктор Николаевич Грицук. 30 июня он ушел на заслуженный отдых, а с ним ушла целая эпоха. На его глазах росло и получало образование не одно поколение Каменетчины, менялись подходы и методы учебного процесса, но что-то оставалось неизменным. И это – любовь и верность избранному пути.

Виктор Николаевич Грицук

Встретились с Виктором Николаевичем, чтобы узнать о том, каким был этот долгий, а порой тернистый, но единственный путь.

– Я пошел в школу в 1963 году и с того момента из нее не выходил. В этом вся моя жизнь. Я – человек решительный. Мне всегда хотелось скорее не руководить, а направлять людей. Начинал с учителя физкультуры в Речицкой школе в 1973 году. И тогда в меня, 17-летнего парня, поверили директор школы Сергей Ильич Жилковский и заведующий районо Дмитрий Романович Дощик. Поэтому через год я поступил в БрГУ им.А.С. Пушкина на физико-математический факультет… Работал учителем физики в Войсковской школе, позже – директором Волчинской и Пелищенской школ, а параллельно – учителем математики.
Ни дня не жалел о выбранном пути. Но дети раньше бы­ли другими. Помню, еще когда работал учителем в Речице, на скамейке стадиона, на видном месте всегда лежали мелкокалиберная винтовка и упаковка патронов. А школа была большая на то время, с параллельными классами. Но ни один ученик не посмел взять винтовку без спроса. Это было поколение таких воспитанных, ответственных детей. Сегодня такое нереально.

– У всех тогда к учителю было другое отношение, не правда ли?

– Конечно. На всю жизнь запомнил мужчину из Кукольчиц. Он каждый день ходил в магазин через стадион. И всегда снимал передо мной шапку. Он сам фронтовик, а я в то время – ну, пацан. Мне было настолько не по себе, что однажды не выдержал, подошел к нему и говорю: «Демьянович, а чего вы передо мной шапку снимаете?» А он мне: «Сынок, запомни: твое слово, твое дело – это страшнее любого оружия. Поэтому я прек­лоняюсь перед тобой, как перед носителем этого оружия». Через годы пронес его слова.

– Вернемся в 1995-й. Как получилось, что вы возглавили образование в районе?

– В одну из рабочих суббот перед 8 марта меня вызвал в райисполком председатель Владимир Васильевич Рядков и предложил возглавить районо. Конечно, я был ошарашен, сказал, что не пойду. И как-то особо об этом не говорили больше. Экзамены в школах начинались. Я еще пришел на экзамен по сочинению, потом и математику провел. А 29 мая снова вызвали меня, привели в коллектив районо и сказали: «Это ваш новый начальник». Вот и все. Закрутилось колесо.
Конечно, было нелегко, рис­ковал. Приходилось много читать, повышать грамотность. Сами понимаете, нам, физматам, все равно, как оно пишется. На результат решения задач это не влияет. Но потом понял, что это не так. Меня же учили сильнейшие педагоги, в их числе – Георгий Георгиевич Грушевский. И потом всю жизнь я учился у людей, с которыми работал. Рад, что не приходилось применять никаких репрессивных мер. Никаких. Уволил по своей инициативе только одного директора школы.
Своих учеников не забывал, тянул. Из двух водителей сделал неплохих учителей. Потому что я знал, что они способные. Не подвели…

– Скучали по детям в школе?

– Как вам сказать? Я еще два года давал уроки. Уходил плавно. Да и когда стал начальником отдела, всегда, когда бывал в школах, любил посещать уроки.
Дело еще и в том, что учил собственных детей. Дома супруга ими занималась. Дочки были способные. Мы их не гоняли, они сами знали и расписание, и уроки. Обе закончили музыкальную школу.

– Кстати, из Ваших дочерей кто-то пошел по родительской тропе?

– Да. Старшая дочь – учитель математики одной из минских гимназий. Младшей тоже математика пригодилась. Она работает в банке.

– Ваши коллеги отзываются о Вас, как о руководителе, требующем дисциплины. И она в отделе была всегда. Как Вы этого добились?

– Что такое дисциплина? Это, всего-навсего, строжайшее исполнение служебного долга. У каждого из нас есть свои обязанности и отношение к труду. И я всегда людей оценивал только по отношению к труду, а не по тому, сколько раз зайдет в кабинет и доложит, что делал. И второе – надо людям доверять, но проверять. Все четко знали, что ко мне можно приходить с любой идеей, она будет поддержана. Я с гордостью говорю, что все, кто со мной работал в отделе, сами решения принимают и умеют их реализовать. В 99% они все грамотные профессионалы. Безусловно, если где-то человек был не прав, я ему указывал на это. Этого было достаточно.
Немало ругали, что у меня работает много пенсионеров и много директоров назначал слишком молодыми. Говорили, что такая политика может привести в никуда. И что? Сегодня они уже со стажем. Они знают свою работу, коллективы. По крайней мере, за все годы работы вышестоящее руководство я не подвел ни ра­зу, что значит, – меня не подвели мои подчиненные. Это их заслуга.

А еще мне повезло, что на моем веку была госпрограмма «Поддержка и развитие села». Я со своими кадрами ее не проспал. Учреждения образования, думаю, не в обиде. Ос­тался в долгу перед Волчинской школой и Высоко-Литовским детским садом. Ну, пусть уже думают следующие поколения, если эти учреждения останутся. А они могут уйти в небытие только из-за отсутст­вия детей, как и нашумевшая Омеленецкая школа, которая тоже давала достойное образование. Там сильные кадры. Но не повезло им. Образование из села уходит последним. Сначала – хозяйство, а потом уходим мы, культура, медицина. К сожалению, это реалии. Поэтому обижаться не надо. Не вывозили бы многодетные семьи из села, создавали бы условия, приближенные к городу, и деревни продолжали бы жить.

– Вы кого-то видите в кресле начальника отдела по образованию?

– Есть хорошие кандидатуры из руководителей и из некоторых работников аппарата. Но заработная плата… Она у меня всегда была небольшая. Я уходил директором школы с зарплатой в сис­теме образования района 16-й по списку, а сегодня она у начальника отдела по образованию уже ниже 200-й. А ведь всем нужно кормить семьи, поддерживать своих детей.

Способных много, организаторов, знающих, умеющих, видящих проблемы. Я у председателей райисполкома учился одному: видеть проблему, ставить задачи и контролировать их исполнение. Денег всегда не хватало и не будет хватать. И, тем не менее, каждый человек заслуживает вознаг­раждения. Это мерило всего. Поэтому мы с профсоюзом разработали для работников образования хорошие условия оплаты труда с различными повышающими коэффициентами, достойный коллективный договор. Хотелось бы, чтобы следующий руководитель продолжил эту работу. Труд педагога должен оплачиваться достойно.

– Многие говорят, что в Советском союзе учителя и образование были в разы сильнее. А как Вы считаете?

– Клеить ярлыки просто. Но я считаю, что образование в Беларуси всегда было на высоте и отвечало требованиям времени. Многие мои коллеги вышли из поколения СССР. Они же с помощью реформ и сделали сегодняшнее образование. И наш район не отстает. Хотя я никогда не любил быть первым. А то сразу приедут изучать опыт, искать ошибки, трибуну давать. Лучше сделать так, чтобы работу оценили дети и их родители.
Сегодня у нас работают сильные учителя, многие из которых – наши выпускники. ВУЗ не дает знаний, он учит их получать. А наши педагоги самос­тоятельно работают над собой, читают, интересуются, экспериментируют. Потому и выпускники поступают в высшие учебные заведения со знаниями не хуже столичных. Это о чем-то да говорит.

– И все же, что в современной системе образования Вас радует, а что наоборот?

– Наверное, хотелось бы, чтобы серьезно взялись за учебники. Не надо их пересматривать постоянно. А то я законы Кеплера и Ньютона не сформулирую так, как их сегодня преподносят. К чему такая научность? Они должны быть написаны простым, понятным для ученика языком. Сегодня некоторым детям сложной кажется даже история.
Но больших провалов в системе образования того и этого времени нет. Есть исполнители системы добросовестные и не очень. Если тебя учил плохой учитель, то это видно сразу. Вот меня учили хорошие. К сожалению, большинства из них уже нет. Но сегодня живут и здравствуют Майя Константиновна Марчук (СШ №1 Каменца), Мария Станиславовна Нижник (Речицкая СШ), Федор Ефимович Боев (Свищевская СШ), Алла Петровна Огаркова (Высоковская СШ), Валентина Кирилловна Савчук (Турнянская СШ), Людмила Николаевна Романюк (мой бывший заместитель), Нина Михайловна Юрчик (Волчинская СШ), Николай Иванович Тур (Войсковская СШ), Людмила Ивановна Алексина и Анна Ивановна Савчук (Пелищенская СШ) и многие-многие другие. Это мои коллеги и люди, у которых я тоже учился.
А радует то, что у учителя сегодня больше свободы в плане выбора методов преподавания.

– Знаю, что у Вас есть мечта о школе будущего. Какая она?

– Моя школа будущего – это высокомотивированные ученики и их родители, учителя. Директор – не обязательно педагог по образованию, но хороший человек. Здание школы – блочное: с отдельным входом для учащихся начальной школы, отдельные блоки – учебная часть, столовая, спортивный зал, бассейн, мас­терская и др. На III ступени общего среднего образования – обязательная глубокая профилизация каждого ученика. В школе не менее трех компь­ютерных классов с качественными электронными средствами обучения. Директор школы самостоятельно распоряжается бюджетом, выделенным на учреждение. Учитель не нагружается сбором ненужной статистической информации, а непосредственно осуществляет процесс образования учащихся. К каждому ученику – индивидуальный подход: развитие у детей тех способностей, которыми их одарила природа, через открытие факультативных занятий, объединений по интересам независимо от количест­ва учащихся в группе (даже если он такой один!). Хотел бы, чтобы каждый ребенок углуб­ленно изучал только те предметы, к которым лежит душа. Потому что у каждого из нас есть Богом отведенное время для того, чтобы учиться, выходить замуж, рожать детей. И его надо использовать бережливо.

Мне кажется, было бы правильно, чтобы каждый, кто пойдет в ВУЗ, прошел систему ПТУ, желательно после средней школы. И очень хотел бы вернуть труды. Ребенок должен уметь пришить себе пуговицу, вскипятить чайник, приготовить элементарный завт­рак… Это же парадоксально: девушку в 10 классе парень может взять на руки и нести, а ведро с водой ему нельзя нес­ти. Мы сами это создали, са­ми привили молодежи одно – погулять и отдохнуть.

– Давно хотела поинтересоваться: у Вас, среди прочих многочисленных наг­рад, есть и «За спасение утопающих». Что это за история?

– Это не одна история. В студенческие годы спас трех человек. Двух братьев из Коб­рина в Каменце на Лесной (6 и 7 классы). Помню, их учительница поседела на моих глазах.
И в Бресте человека спас. Мне потом перед всем факультетом вручили медаль и денежную премию – 60 рублей. Это были очень большие деньги.
А вот солдата на Лесной не спас. Потому что я не видел, в каком месте он тонул. Меня позвали. Я его ногами нашел, вытащил, но спасти уже не удалось. По сей день не могу себе простить. Парень служил, пришел из армии и приехал в Каменец в сваты. В глазах мне часто стоит…

– Чем будете заниматься на заслуженном отдыхе?

– Только отдыхать. Ну и, конечно, нянчить внуков. Я с 17 лет работаю. Мог бы еще, но мне это не надо. Нужна ротация кадров. Должны работать молодые со своим видением и идеями.

– Оставите наставление коллективу?

– Я проработал с людьми. Мой коллектив – сильный, работоспособный. Здесь каждый готов работать за идею. В руках моих специалистов, таких, как Надежда Кирилюк, Владимир Шпак, да и других, образование оставлять не страшно. И директора мои – они разные, но все профессионалы. Моя сильная команда.
Я хочу, чтобы они всегда бы­ли дружны, как сейчас. Чтобы держали руку на пульсе. И все вместе не вытворяли, а творили. Здоровья и терпения всем, имеющим отношение к сфере образования. А все ос­тальное получится. Я уверен.

– Спасибо за беседу! И дай Вам Бог здоровья!

Фото: автора
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0