Где в Бресте можно сэкономить деньги

Для героев Бреста смерти нет! 10 лет назад на большие экраны вышел фильм «Брестская крепость»

23.06.2020 17:16
Общество

Брестская крепость

10 лет со дня премьеры у Холмских ворот 22 июня 2010 года отмечает фильм «Брестская крепость». Основанный на реальных событиях и одноименной книге Сергея Смирнова, он потряс зрителей своей достоверностью. Фильм набрал такую популярность, что год спустя была выпущена четырехсерийная версия картины для телевизионного показа под названием «Крепость». Основные съемки проходили в нашем городе, с участием брестских актеров массовых сцен, на политой кровью земле крепостных укреплений, пишет «Вечерний Брест».

«Брестская крепость» режиссера Александра Котта стала обладателем множества наград кинофестивалей. Премии Федеральной службы безопасности РФ в области искусства удостоен Андрей Мерзликин, сыгравший начальника 9-й погранзаставы лейтенанта Андрея Кижеватова, премии «Ника» за лучшую мужскую роль - исполнитель роли Ефима Фомина Павел Деревянко.

В канун 10-летнего юбилея картины  связались по телефону с Андреем, Павлом и генеральным продюсером картины, председателем телерадиовещательной организации Союзного государства Игорем Угольниковым.


Брестская крепость

Андрей МЕРЗЛИКИН: «Истинные события, живые чувства - это вдохновляет»

Андрей МЕРЗЛИКИН. Родился в 1973 году в подмосковном городе Королев (тогда - Калининград). После 8-летки поступил в техникум космического машиностроения и технологии. Позже с красным дипломом окончил академию сферы быта и услуг в Москве по специальности «менеджмент». Учась в техническом вузе, поступил во ВГИК на актерский факультет. Сыграл более 100 ролей в кино. Занимается режиссурой и озвучиванием. Принимал участие в альтернативном озвучивании онлайн-игры «World of Tanks». Заслуженный артист Российской Федерации. Имеет четверых детей, названных старинными русскими именами: Федор, Серафима, Евдокия, Макар. Самому младшему, Макару, 4 года. Во время съемок «Брестской крепости» у Андрея Мерзликина воспитывались двое старших детей - Федор и Серафима. Сыграл роль начальника 9-й погранзаставы лейтенанта Андрея Кижеватова.

Андрей Ильич, что было для вас самым близким в образе лейтенанта Кижеватова?

- Он был молодым отцом. И я к тому моменту тоже был молодым отцом. Ему пришлось выбирать между солдатским долгом и отцовскими чувствами. Свою семью он сам направил в плен, рассчитывая, что так спасает родных людей. Он жил, не зная, что началась «великая война». Пограничники думали, что произошла провокация, нарушение государственной границы. Они выполняли долг пограничника - только долг пограничника. 22 июня их жизнь обрушилась в один миг. И, выбирая между личным и долгом советского солдата, Кижеватов выбирает долг. Для советского человека общее было выше, чем личное. Это были другие люди.

Съемки непосредственно на месте событий стали важной составляющей удачи картины?

- Для нас было важно погрузиться в мир Брестской крепости, в ее образ. И, как мне кажется, нам это удалось. Нам помогали и директор мемориала, и научные сотрудники. Я до сих пор помню имя ведущего специалиста Александра Коркотадзе, с которым вместе мы изучали документы, фотографии. Это подлинные артефакты, по которым мы узнавали, что здесь было на самом деле. Многое в кино не вошло: часто мы узнавали такие шокирующие ужасы, с таким уровнем жестокости, что на экране их показывать просто невозможно. Но нам важно было это знать для понимания, что мы снимаем. Мы наполнялись этим, держали в себе. Именно так для всех нас «Брестская крепость» становилась не просто очередным фильмом о войне.

Известно, что Александр Котт, снимая «Брестскую крепость», придерживался почти документального отражения событий...

- Не стал бы называть это «документальностью», скорее - подлинность. Любой факт, который был показан в картине, подтверждался двумя и более доказательными источниками. Не было никакой выдумки, современного представления о тех событиях. Да, некоторое художественное осмысление во благо задумке режиссера имело место, но без искажения действительности. Очень важно, когда в основу картины берутся только истинные события, живые чувства, это вдохновляет. Уникальность этого фильма именно в том, что рассказана правдивая история. И я очень уважаю Александра Котта - перед ним стояла большая задача: быть еще и «главнокомандующим» двух съемочных групп - белорусской и московской.

С вами в Бресте случилась необычная история. Вы стали общаться с брестским мальчиком, который участвовал в массовке и во время съемок попал в серьезную аварию. Вы потеряли с ним связь?

- Мы долго после этого созванивались с Женей, правда. Это редкая история, о ней практически никто не знает. Он ведь пошел сниматься в массовке, чтобы быть рядом с узнаваемыми артистами, посмотреть на них. После того как он попал в ДТП, наш продюсер Игорь Угольников сделал очень много, чтобы помочь парню, организовать его лечение. Помню, как мы вошли в палату больницы, где лежал Женя, он очень обрадовался. Потом я бывал у Евгения дома, у него очень хорошая семья, гостеприимные родители. Какое-то время мы созванивались, с годами - реже. Он вырос, получил хорошее образование. Он стал таким человеком, которым могут гордиться родители - хорошим другом, хорошим сыном, будет хорошим мужем, я уверен. Люди, которые прошли через такие трудности в жизни, как Женя, понимают ценность самой жизни и ценность отношений между людьми.

В одном из интервью вы говорили о военном периоде, что это было время, когда быт ушел на второй план и главным стало - быть или не быть, жить или не жить. Не кажется ли вам, что мы снова вступили в такой период?

- Я не размышляю такими категориями. Чтобы оценить то, что сейчас происходит, нужно время.


Брестская крепость

Игорь УГОЛЬНИКОВ: «Спорили о сценах сдачи в плен»

Игорь УГОЛЬНИКОВ. Родился 15 декабря 1962 года в Москве в семье инженеров. Окончил ГИТИС. Вел на телевидении юмористическую передачу «Оба-на. Угол-шоу». Снимался в фильме Владимира Меньшова «Ширли-Мырли» (1995 год). В 2004-2008 годах - генеральный директор телевизионного сатирического журнала «Фитиль». Председатель телерадиовещательной организации Союзного государства (ТРО «Союз»). Член Академии российского телевидения и Международной Академии телевидения и радио. В настоящее время генеральный директор студии «Военфильм» (Россия). В 2009-2010 годах был продюсером кинофильма «Брестская крепость».

Вы, Игорь, долгое время известны были тем, что весело, играючи даже, показывали неистребимые (хотя и временные) недостатки и трудности, и вдруг тут - масштабное, батальное, трагическое полотно.

- Не сказал бы, что «вдруг». Это созревало с годами. Хотя, конечно, не одно десятилетие было отдано именно развлекательным жанрам. Можно сказать, юмор в моей жизни был предопределен. Далеко не все знают, что самый первый раз в жизни я снялся именно в комедии, когда еще не ходил в школу. Причем, этот фильм известен практически всем нашим согражданам, заставшим Советский Союз. Это «Джентльмены удачи». Маленький эпизод в детском саду. Дети репетируют сказку к новогоднему утреннику. И такой боец в шортах и маске бубнит: я злой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк... Так вот, этим волком был я.

Когда началась работа над «Брестской крепостью» мне было уже прилично за сорок. Уже совсем не смешно то, над чем я резвился лет в тридцать. Приближалось 65-летие Победы. Я тогда руководил ТРО «Союз». Хорошо бы сделать совместный проект. Вспомнил одну публикацию. В школах и институтах спросили учащихся: что такое Брестская крепость? Никто внятно не ответил. Вероятно, это и подсказало идею. Нас не смущало, что споры о том, что и как было в крепости в сорок первом году, не угасли до сих пор, нас интересовали военные и простые люди, в одночасье ввергнутые в войну. Они там и тогда вряд ли задумывались о том, как будут выглядеть через полвека после боев.

Проект был совместный? Во всяком случае, мы помним, как в Бресте работала съемочная группа. Картина получилась благодаря сотрудничеству кинокомпаний или вопреки?

- Не было бы сотрудничества - не получился бы, вероятно, фильм. Хотя справедливости ради надо сказать, что некоторые шероховатости возникали во время работы. Писали сценарий четыре человека, двое из России, двое из Беларуси. Спор возник из-за того, что белорусские авторы не хотели, чтоб в фильме были сцены массовой сдачи советских солдат в плен. Такие сцены, мол, снижают патриотический пафос фильма. Российские авторы утверждали обратное - на фоне массового исхода в неволю более ярко выглядит подвиг защитников крепости. Пока шли споры, произошла досадная неприятность - в открытый доступ попал сценарий. Боюсь, этого не случилось бы без ведома кого-то из ответственных работников «Беларусьфильма». Впрочем, дело прошлое.

Вам приходилось бывать в Бресте во время натурных съемок на территории Мемориального комплекса. Какие у вас впечатления от города и его людей?

- Я не первый и далеко не последний, кто скажет вам, что кто-то из ваших земляков придумал чудный слоган: лучше Бреста нету места! Это действительно так. После суматошной Москвы вся съемочная группа отдыхала на берегах Мухавца душой и телом, несмотря на плотный график работы. В Бресте мы отработали 73 съемочных дня. Что поразило? То, что с шести утра брестчане выстраивались в очередь для съемок в массовке. Не хочу думать, что поднимала с рассветом корысть - деньги-то не очень большие. Это тот самый патриотизм высшей пробы, народная память, живая и светлая.

Картина получилась. Может, не совсем такой, как ее задумывали, но ведь сказал поэт: между замыслом и воплощением падает тень. Храню в памяти два отклика на «Брестскую крепость». Молодой человек написал в Интернете: «После стольких лет трэша и угара у них наконец получилось!» И мнение защитника крепости Петра Бондарева: «Так оно и было. Спасибо!»


Брестская крепость

Павел ДЕРЕВЯНКО: «Этот фильм воскресил во мне надежду»

Павел ДЕРЕВЯНКО. Родился 2 июля 1976 года в Таганроге. Учился в ГИТИСе, со второго курса сотрудничает с режиссером Александром Коттом, который поставил и фильм «Брестская крепость». Дебют в кино состоялся в 2001 году, с тех пор сыграно 75 киноролей и 14 ролей в театре, в том числе таких как Кот Бегемот, Акакий Акакиевич Башмачкин и дядя Ваня. За роль в телесериале «Домашний арест» (2018) получил премию «Золотой орел» как исполнитель главной мужской роли мэра-коррупционера Аникеева. В 2019 году с семьей приобрел участок на Алтае, где строит дом. В фильме «Брестская крепость» сыграл роль полкового комиссара 84-го стрелкового полка Ефима Моисеевича Фомина.

- Когда мы снимали «Брестскую крепость», лето (2009 года. - Ред.) было в Бресте довольно жаркое, а у нас были очень правильные костюмы, их называют «отфактуренные»: грязные, порванные, обработанные глицерином для имитации пота... Это не гимнастерки с иголочки, как зачастую увидишь в новых фильмах о войне. Очень хорошо тогда поработали костюмеры и гримеры. Лежим мы в этих костюмах на жаре между дублями, ворчим между собой, типа: где наши вагончики, где вентиляторы, комары заедают... И тут мысль: да как так? Ребята в войну, наши ровесники, сутками здесь воевали без воды, без всяких намеков на удобства... И немножко стыдно стало за себя, за свои капризы.

И правда, вы ведь играли Ефима Фомина, будучи в его возрасте, плюс-минус год. Сравнивали себя с ним?

- Да, я его играл и, конечно, хотел добиться достоверности экранного образа, понять, как он себя чувствовал, как себя вел. Естественно, ассоциируешь себя с героем, которого играешь. Но у меня присутствовало и недоверие к самому себе в этой роли.

Меня ведь с трудом утвердили на роль Фомина, поскольку до этого я сыграл в фильме «Гитлер капут!». И Игорь Угольников, продюсер «Брестской крепости», говорил режиссеру Александру Котту обо мне: какой, к черту, из него полковой комиссар, коммунист и еврей?! И только три серии проб убедили меня и моих коллег, что мы можем это сделать, и притом хорошо. Я, готовясь к съемкам, просмотрел много фильмов о войне, хотел выложиться на полную. Наконец, приехали в Брест. Накануне съемок актерам провели индивидуальные экскурсии по крепости, чтобы пропитались духом места и произошедших там событий.

И вот наступил день съемок, нас одели в форму, первая сцена - нападение немцев, паника, все бегают беспорядочно вокруг, а мой герой должен выкрикнуть: «Панику прекратить! Командование я беру на себя!» В ушах у меня стояли интонации из наших любимых военных фильмов, там произносили подобные реплики немножко с пафосом, поддавали чуть-чуть энергетики, так скажем. И вот так же я пытался скомандовать, как и на пробах это делал. Но то ли из-за большого количества людей, то ли по другой причине мой собственный голос звучал для меня неубедительно. Говорю Саше Котту: стоп! Попробуем еще так. Пробовали так, пробовали сяк, он попросил меня еще попробовать этак... И понял я, что ничего у меня не выходит, не получается совсем. Ужасно себя почувствовал, было ощущение, что не верю самому себе, что всё не то. Показалось, я ошибся, претендуя на эту роль, переоценил свои возможности, что мой удел - комедии. Принял решение: конечно, я доработаю, максимально сделаю от меня зависящее, но не покидало чувство, что на выходе какая-то ерунда: и фильм будет плохой, и роль у меня не удалась, и вообще, к чертям всё это.

Для ночной премьеры 22 июня 2010 года в Брестской крепости, у стены, где расстреляли моего героя комиссара Фомина, устроили импровизированный кинотеатр, привезли гостей из Минска, Москвы, была вся съемочная группа, продюсерская группа, художники, ветераны. Я сидел, закрывшись абсолютно, скрестив ноги и руки, и ожидал увидеть свой провал. Но его как будто не случилось, я не мог в это поверить!

Вернулись в Москву, и тем же вечером в рамках московского кинофестиваля в «Октябре» показали эту же ленту. Я пригласил на премьеру жену, друзей и смотрел уже, можно сказать, с открытым забралом. Со второго раза мне понравилось, фильм «зашел», и я понял, как сильно могу ошибаться, будучи уже опытным артистом, неправильно прочувствовать на съемочной площадке поведение свое и своего героя... Спросил Сашу Котта: а как тебе это удалось? «Ну, вот так, - говорит. - Монтаж!» Так что вслед за первоначальным разочарованием этот фильм воскресил во мне надежду на самого себя.

Сын писателя Сергея Смирнова, открывшего людям подвиг защитников Бреста, - знаменитый режиссер и актер Андрей Смирнов. Вы знакомы лично?

- Да, безусловно, мы оба играли в сериале «Черные кошки» 2013 года. Общались совсем немного, но я вынес о нем самое хорошее впечатление: благородный мужчина, актер тоже благородный, неторопливый, несуетливый, в хорошем смысле этого слова. Фактурный, видный, с приветливым характером.

Правильно ли сказать, что «Брестская крепость» стала неким поворотом в вашей актерской карьере?

- После «Брестской крепости» поворотного действия, каким стало, к примеру, участие в сериале «Домашний арест», все-таки не произошло. Первое время карьера развивалась в прежнем русле. Скорее, через несколько лет уже наступил какой-то шажок вперед.

Рифма эпохи: ковидная (само)изоляция и сериал «Домашний арест». У нас его показали в открытом доступе совсем недавно. И мы под впечатлением от сыгранного вами мэра-коррупционера Аникеева. Признайтесь, списан чей-то облик или это чистый плод фантазии?

- Образ собирательный, ни с кого конкретно не писался, был единственный совет мне от создателя и сценариста Семена Слепакова: бери пример с Бориса Березовского - как он разговаривает, суетливо двигается, как отметает любую критику, ему что об стенку горох... Это мне помогло. Удивительно, что очень многие чиновники, друзья тех чиновников, про кого фильм, говорили, что о-очень похоже: слова, интонации - один к одному! Как ты это сделал? Отвечаю: да как-то само собой.

В финале сериала «народный мэр» Самсонов (Александр Робак) побеждает на выборах, набрав 6% при мизерной явке. Такое решение вытекало из логики повествования или было придумано в последний момент, чтобы закрыть интригу?

- Это не импровизация. Хотя в процессе съемок сценарий «Домашнего ареста» корректировался, доделывался, дописывался, какие-то сцены переосмыслялись. Если выходило не очень смешно и убедительно - переснимали. Процесс кипел, благо у нас были деньги и возможности снимать долго - год и три месяца, 215 съемочных дней. Сериал получился очень дорогой, понятно, что он никогда не окупится, но это статусный продукт для всех, кто принял в нем участие. Мы с его помощью запускали платную платформу «ТНТ-Premier». И усилия оправдались.

Вы лично как справились с режимом самоизоляции?

- У нас полный дом детей, точнее, пятеро, от трех до тринадцати лет, и скучать не приходилось! У меня младшая дочь не выговаривала букву «р», и мы каждый день с ней занимались, в конце концов «победили» эту букву, дочка ходит теперь и р-рычит! Еще облагораживали участок, покупали цветы, засеивали газон - никогда столько времени всей семьей не проводили, так что это было счастье для нас. Но карантин позади, и мы уже приступили к работе, к разъездам.

Спасибо большое за ответы! Удачи в вашем творчестве!

P.S. Редакция выражает благодарность члену Академии российского телевидения, генеральному директору компании «СТС-медиа», бывшему ведущему рубрики «КаВерзНая колонка» в «Вечернем Бресте» Вячеславу МУРУГОВУ за помощь в подготовке публикации.

Автор: Интервью подготовили ТАТЬЯНА ШЕЛАМОВА, ИВАН ОРЛОВ, АЛЕКСАНДР СЕДНЕВ
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей