Рассказываем, что сегодня происходит в Бресте

Молодой экономист уволился из колхоза и рассказывает, как посылали на три буквы и что с этим делать

09.04.2019 00:01
Общество

Сельское хозяйство продолжает будоражить. Сегодня КГК поделился итогами проверки молочно-товарных ферм, мехдворов, зернотоков, хода весенне-полевых работ. Только с 1 по 5 апреля выявлены факты бесхозяйственности и неэффективного использования имущества на 533 объектах сельхозорганизаций. Иван (имя мы изменили) два года отработал экономистом на одном из таких и уверен: это бесконечная история без хеппи-энда.

Несколько месяцев назад молодой человек исполнил свой долг до конца, забрал трудовую и громко выдохнул.

— Вы работали в богатом колхозе?

— 3—4 балла по 10-балльной шкале. Предприятие крупное, собранное из трех убыточных. А те в свою очередь — еще из шести.

— Вы понимаете логику государства, когда оно занималось укрупнением? Подсказываю: снижение издержек, оптимизация и все такое.

— Да. Было 300 убыточных, стало 100. В три раза сократили: «в Беларуси упало количество убыточных предприятий».

У нас долгов было лет на 7—8 вперед разгребать, если ничего не тратить и все деньги направлять только на погашение. Условия такие, что крутишься как можешь. Трактор поехал в поле и сломался. Нужна тысяча рублей на ремонт, а ее нет. Именем бога просишь в долг у поставщика запчастей. Конечно, потом вряд ли получится их вернуть, и общаться с тобой уже никто не хочет.

— Государство же регулярно списывает долги.

— Это долги не бюджету, а, например, молокозаводам и комбинатам. Но перерабатывающий завод нуждается в молоке, иначе он остановится. Поэтому он вынужден идти на эту кооперацию. Все связаны бесконечно. И этот ком долгов растет и растет.

Большинство предприятий уже не выберутся из этого кома. Каждый год нам говорили: пишите бизнес-план. И мы его делали на год. Все это чушь.

— У вас есть простой ответ на вопрос, почему так происходит?

— А их три: долги, неграмотное управление и дефицит рабочих кадров.

Приезжает на ферму проверка. А там коровы без нормального корма (нет комбикорма), молока нет (нет белка для коров), денег нет. И вместо нормального подхода и попытки решения они начинают говорить: у вас там песок где-то не убран и с потолка что-то свисает. Ну сделают чистым потолок — что изменится?

Наведение порядка, наведение порядка... А реально нужен инвестор.

Сейчас он может выкупить колхозы за одну базовую. Но в плечи дают еще условия: долги оплатить, рабочие места сохранить, школу отремонтировать. Все на миллионы долларов. И за это — полуживые коровы, техника у забора и работники из обязанных, которых частник никогда не нанял бы.

— Что делать?

— Если не работает система этого вертикального давления (а она не работает, иначе не случилось бы того, что случается регулярно), то пора передавать в частные руки. Огромные хозяйства делить на мелкие обратно и раздавать.

— Откуда тогда берутся прибыльные колхозы?

— Чаще всего это предприятия с историей, с хорошими кадрами, племенным хозяйством, технологиями, оборудованием. Например, тот же агрокомбинат «Дзержинский», где Заяц работал до назначения министром сельского хозяйства (причем оставлял впечатление очень толкового специалиста). Поймите, в Беларуси кадровый голод.

В колхозах одного за другим меняют директоров. Это самое легкое решение. Поменял директора — читай, принял меры. Пришел новый руководитель: у него два трактора, которые не работали, два погрузчика под забором, которые нужно отремонтировать тысяч на 40 каждый, пьяные работники. В таких условиях можно сажать директора за невыполнение каких-то планов и обещаний?

— У вас экономическое образование, молодость и энтузиазм. Получилось ли что-то изменить на своем месте работы?

— Нет. Периодически был эффект и появлялась перспектива, но потом долги все равно тянули вниз. В прошлом году случились огромные убытки из-за засухи. Не только у нас. В итоге в этом сезоне многие сеют без удобрений. Потому придет проверка и оштрафует. А за какие деньги было покупать удобрения?

— Колхозы — тема не новая. Есть еще куда падать? Или в таком виде это может существовать бесконечно долго.

— Очень много времени и денег потратили на обертку. Накупили супердорогих доильных залов в нулевых, оставив тех же коров и доярок. Зачем корове, которая дает 6 литров молока, супердоильный зал за десятки тысяч? Думали, что модернизировали и попрем. Но не поперло. Ничего же не изменилось, молока больше не стало. А новые кредиты появились.

А что делать, если техника ломается? Собирают из двух машин одну. Вторую оставляют «на запчасти», но это статья: вместо того чтобы починить госимущество, ты кинул его под забор.

И все это упирается еще в работников. Все держится на людях «того поколения», которых процентов 10. А остальные... Меня регулярно посылали на три буквы. Троих выгнали показательно, а потом никого не нашли и взяли обратно. Иначе техника стоит, и вообще работать некому. Пришел работник, дыхнул в трубку... Можно отстранить, наорать, выгнать. А работу кто будет делать, если коровы останутся голодными? Это еще бóльшие убытки. Вот и говоришь ему: иди погуляй, вернешься — дыхнешь еще раз.

С точки зрения экономики лучше закрыть некоторые фермы. Потому что выгоднее было бы давать людям пособие просто так, чем терпеть их работу, от которой убытков еще больше.

Источник: Онлайнер
Автор: Александр Владыко
Фото: источника
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0