Подборка товаров от компании «Navigator», которые вам точно пригодятся

«Моя жизнь превратилась в сплошной рабочий день…» Белорусы признались, как борются с выгоранием

26.05.2024 19:42
Общество

«Моя жизнь превратилась в сплошной рабочий день…» Белорусы признались, как борются с выгоранием

Работа перестала нравиться. Новые задачи вызывают только раздражение. И каждое утро ‒ борьба с самим собой, чтобы вообще пойти на работу. По данным McKinsey, больше 70% работников хотя бы раз сталкивались с выгоранием. А значит, большинству из тех, кто читает эту статью, рано или поздно придется справляться с таким состоянием. Вот только как? Myfin.by поговорили с двумя белорусами, которые справились с выгоранием.

«Работала до 4‒5 утра, а в 8 ‒ начинала снова»

Татьяна ‒ ранее редактор, а теперь специалист по продажам

‒ Пару лет назад я работала редактором и занималась видеопродакшеном развлекательного шоу. Это очень интересная сфера: много общения с разными и талантливыми людьми, много творческих задач. Я очень любила то, чем занимаюсь. Но это было безумное время, когда я просто жила на работе, забыв о друзьях, семье и самой себе.

Список обязанностей на работе выглядел так:

  • обзвонить минимум 35 человек в день (участники кастинга). Каждого нужно было опросить;
  • найти место для съемок (их могло быть несколько);
  • составить план для оператора и режиссера;
  • отсмотреть отснятый материал;
  • составить монтажный план и передать режиссеру монтажа;
  • посмотреть итоговый вариант.

И это на этапе кастингов. А затем была подготовка прямых эфиров масштабных шоу на съемочной площадке, где все должно быть без сучка без задоринки.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

При этом я сама довольно мягкий и безотказный человек. Очень часто я брала на себя больше, чем реально могла выполнить. Мне звонили вечером и говорили: «Прямо сейчас очень срочно нужно отсмотреть 3 часа материала». И я… садилась и смотрела. Иногда даже семью подключала к процессу, потому что материала было много.

В итоге моя жизнь превратилась в сплошной рабочий день.

Иногда заканчивала в 4‒5 часов утра, а потом в 8 снова просыпалась и начинала работать.

«Задыхалась от работы и ничего не видела»

Я понимала, что в таком ритме долго не продержусь. Сообщила руководству, что не справляюсь с объемом задач. Хотела, чтобы мне нашли помощников. Но оказалось, если привлечь больше людей, то все остальные получат меньше, т.к. бюджет проекта уже утвержден. Я смирилась, что придется «вывозить» самой.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

Мне предложили работать над вторым сезоном шоу. Я отказалась. Меня долго уговаривали, обещали разгрузить. Я поверила.

Но ситуация повторилась. Привлеченные помощники, конечно, сняли с меня часть рутинных задач. Но все остальные проблемы остались прежними ‒ множество часов переработки, никакой личной жизни.

Я вертелась как белка в колесе, задыхалась от работы и больше ничего не видела в жизни. Потеряла интерес ко всему. Не хотела встречаться с друзьями и близкими, было все равно, как там родные. Мне было плевать, как я себя чувствую, как выгляжу. Всю свою энергию, эмоции и силы я отдала проекту, работе.

«Это я хочу или мой коллега?»

В какой-то момент стало ясно, что дальше так продолжаться не может. Я взяла отпуск и пошла к психологу. Пришла на первый сеанс и стала рассказывать о своей жизни.

Одну из проблем я и так понимала: не умею говорить «нет». Вернее, раньше не умела.

Мы с психологом начали прорабатывать это. Я буквально училась отказывать. Стала каждый раз задаваться вопросом: а хочу ли я сама это делать? Или это хочет мой коллега? И соглашалась только в тех случаях, когда было именно мое желание.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

Также я стала прорабатывать свое «молчание». Оказалось, что довольно часто я скрывала обиды и недовольство. Никому не говорила, что мне больно или тяжело… Начала работать с этим. Например, если кто-то толкнул меня в транспорте, я стала говорить человеку: «Извините, вы меня толкнули, мне это неприятно».

И, конечно, я уже долго думала о том, что нужно уволиться.

Психолог порекомендовала мне не спешить. И я некоторое время еще откладывала уход. Но в итоге поняла, что это необходимо. Я понимала, что мне нужна более структурированная работа, с адекватным графиком и… просто возможностью жить.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

К счастью, мое решение поддержали близкие. Мы договорились, что я уволюсь и сделаю паузу на полгода, не буду сразу искать новое место. Это было важно, чтобы не принести свое выгорание на новое место.

«Работа без хаоса и стрессов»

4 месяца я не работала. Восстанавливалась, проводила время с друзьями и семьей. А еще занялась фотографией и стала заниматься спортом. Физическая нагрузка тоже помогает работать со стрессами, тревогой и усталостью.

Я стала чувствовать себя намного лучше. Пропала постоянная усталость, исчезли проблемы со сном, наладились отношения с близкими.

Я стала больше понимать саму себя, свои чувства и интересы. И почувствовала себя счастливой.

Тогда я поняла, что у меня есть готовность и силы, чтобы снова работать. Я устроилась специалистом по продажам в ювелирный магазин. Мне понравилось, что я помогаю людям находить подарки. А главное, в моей работе ‒ четкий график, выверенные процессы и зоны ответственности. Для меня это очень важно ‒ работать без хаоса и стрессов.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

Теперь действительно люблю свою работу. Планирую пройти обучение и стать заведующей магазином. Рассчитываю, что уже в ближайшие полгода смогу этого добиться.

Я рада, что смогла вовремя обратиться за помощью к специалисту. И считаю, что проделала хорошую работу над собой. Сейчас я уже умею отстаивать свои границы, знаю, когда и как говорить «нет», проговариваю свои обиды и чувства. И так жить и правда намного легче.

Я рекомендовала бы всем, кто сталкивается с выгоранием:

  • не терпеть и не ждать, что все изменится;
  • не винить себя в том, что вам тяжело работать;
  • обращаться за помощью;
  • найти поддерживающее окружение;
  • и главное ‒ нужно всегда выбирать себя.

«2 года пытался продать дом ‒ и все впустую!»

Тимур, агент по недвижимости, психолог, юрист, автор Telegram-канала «Психология недвижимости»

Белорусы признались, как борются с выгоранием

‒ Я уже много лет работаю в сфере продаж недвижимости. Мое «знакомство» с выгоранием случилось после провала одной довольно крупной сделки. Около двух лет пытался найти покупателей на частный дом в Минске. Это такой сегмент недвижимости, который не так легко продать.

Наконец нашелся покупатель. Но после согласования всех условий сделки оказалось, что продавец передумал. В итоге сделка сорвалась. Это был удар. Два года впустую! Разумеется, я не получил ни копейки за свои услуги.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

Я был просто разбит. Казалось, что вся моя работа не имеет смысла. Стал думать, что дело во мне. Мучил себя мыслями: может, нужно было действовать иначе? Что я сделал не так?

Это был первый случай, когда я всерьез задумался об уходе из профессии.

«Хотелось все бросить»

После провала крупной сделки я стал сам себя тормозить. Работал, доводил процесс практически до заключения договора, а затем останавливался, потому что боялся очередной неудачи. В итоге у меня в течение 6 месяцев не было ни одной продажи.

Я винил себя в том, что ничего не получается. Хотелось все бросить, уйти в кардинально другую сферу.

Белорусы признались, как борются с выгоранием

Но, к счастью, я поймал себя на этих мыслях. По первому образованию я ‒ психолог. Это сильно способствовало тому, что я быстро сориентировался и смог оценить свое состояние. Подумал, что это похоже на выгорание…

Я подумал: а что я посоветовал бы человеку с такой историей? И понял, что нужно искать поддержку.

«Даже у самых успешных и опытных возникают такие мысли»

Я знаю много других агентов по недвижимости и решил спросить совета у коллег. И мне рассказали десятки историй о том, как хотели все бросить, закрыть многолетний большой бизнес и уйти.

Это очень помогло:

  • я выговорился и получил поддержку от тех, кто полностью понимает специфику моей работы;
  • понял, что не один сталкиваюсь с такими ощущениями. Даже у самых успешных и опытных людей периодически возникают мысли, что недвижимость ‒ это не для них;
  • мне дали много советов, многие из которых действительно оказались полезны. Например, я понял, что мне нужно очень серьезно подойти к выстраиванию баланса между работой и личной жизнью, больше времени уделять себе;
  • пришел к выводу, что обязательно нужна регулярная физическая активность. Сейчас бегаю. Это очень помогает сбрасывать эмоции и стресс. В итоге ‒ ощущаю приятную усталость, а негатив больше не мучает;
  • осознал, что выгорание тесно связано с синдромом самозванца. Чем больше сомнений есть в своем профессионализме ‒ тем вернее дорога к выгоранию. Потому что все неудачи и трудности адресуешь самому себе.

Очень важно напоминать себе об успехах, своем опыте, достижениях. Не обесценивать их, а, наоборот, подчеркивать.

Сбежать от выгорания раз и навсегда вряд ли у кого-то получится. Я сам все еще периодически с ним борюсь. Сейчас я уже понимаю, как действовать, чтобы не доводить ситуацию до статуса критической. И точно знаю, что недвижимость ‒ это мое! И так как успешных сделок гораздо больше, чем неудач, то о каком выгорании может идти речь?