Начальник Брестского МОСК Руслан СЫЧЕВ: «Преступника надо не «прижать», а переиграть»

16.09.2019 07:58
Общество

12 сентября следователи Беларуси отметили свой профессиональный праздник. К этой дате Брестский межрайонный отдел Следственного комитета получил роскошный подарок - новое здание на ул. Папанина, 1А. Его для следователей построил стройтрест №8, а точнее - его строительное управление №32. Следователи Бреста получили в свое распоряжение поистине шикарную рабочую базу. А спустя неделю после торжественного открытия корреспондент «Вечерки» заглянул на предпраздничный разговор к начальнику отдела Руслану Сычеву, пишет Вечерний Брест.

Руслан СЫЧЕВ

Руслан Анатольевич, уже успели освоиться на новом месте?

- Да, уже освоились. Для нашего отдела это знаменательное событие. На протяжении шести лет мы работали в разных местах: часть отделений - на Пушкинской, часть - в РОВД. Были проблемы с координацией работы, технические нюансы. Теперь все следователи объединились под одной крышей. Получили новое здание, новую мебель, технику - все для того, чтобы успешно работать. Этого новоселья, конечно, не произошло бы без усилий местных властей и главы Следственного комитета Ивана Носкевича, их участия в строительстве. Всем им мы выражаем огромную благодарность.

Время подбрасывает следователям новые задачи?

- Спектр задач у нас всегда один и тот же - это законность и справедливость при принятии решений. У следствия нет цели показать результат «для галочки». Мы должны разобраться в каждом уголовном деле, чтобы каждое виновное лицо понесло уголовную ответственность, а невиновное к ней не привлекалось. Моя задача, как руководителя отдела, заключается в том, чтобы научить сотрудников качественно проводить предварительное расследование. И сегодня мы занимаем высокое место среди отделений 1 категории, чьи следователи заканчивают больше всего уголовных дел. Оправдательных приговоров у нас нет, незаконно привлеченных к ответственности людей - тоже. Это говорит о высоком качестве выполнения поставленных задач. Следователь сегодня - это в первую очередь интеллект. Он не должен «прижать» преступника, он должен его переиграть, собрать неопровержимые улики. Сегодня ни одно уголовное дело не будет направлено в суд на основании даже признательных показаний преступника. Нужны улики, факты. У нас сегодня есть большое подспорье в виде различной криминалистической техники, которой не было 20 лет назад. И сегодня не подозреваемый должен доказать свою невиновность, а именно следователь - вину или невиновность человека.

Если говорить об уголовных делах, то Брестский МОСК расследует сегодня абсолютно все категории преступлений. Имущественные, экономические, против личности, ДТП, наркотические, воинские преступления и т.д. Хочу отметить, что у наших следователей нет специализаций - каждый из них способен расследовать дела различных категорий и делать это быстро и качественно. Более 60% дел расследуются в срок до 1 месяца - по этому показателю мы занимаем второе место в республике.

Брест - приграничный город, и факты международной преступности здесь нередки...

- Расследованием преступлений, связанной с организованной международной преступностью, в основном, занимается Управление Следственного комитета, поскольку эти дела требуют больше времени и большого международного сотрудничества. В МОСК чаще попадают дела, связанные с наркотиками, которые регулярно пытаются провезти через границу иностранные граждане. Мы тесно взаимодействуем с органами дознания таможенной службы, стараемся как можно оперативнее расследовать данные дела, чтобы обвиняемые могли дальше сориентироваться, как же им отбывать наказание в чужой стране. Иностранцы полагают, что ввоз наркотиков для личного пользования не является преступлением, хотя по белорусскому законодательству это не так. И незнание закона от ответственности не освобождает. Мы также тесно сотрудничаем в сфере международных поручений с коллегами из Российской Федерации и стран СНГ. Сегодня эта система упростилась, мы получаем ответы достаточно быстро и можем оперативнее завершать дела, находящиеся у нас в производстве.

А брестчане часто бегут от наказания за рубеж?

- У нас народ достаточно сознательный. Если человек совершил преступление, то он, как правило, понимает, что наказание придется отбыть. Но есть и такие категории преступников, которые пытаются скрыться. Это, в основном, мошенники, которые одалживают у людей значительные денежные средства и заранее знают, что не смогут их вернуть никогда. И тогда пытаются скрыться. Но мы их находим. В этом году уже завершены два уголовных дела в отношении граждан России, которые совершили преступление у нас и скрылись. Но в итоге все же предстали перед белорусским правосудием. Сейчас расследуется еще одно дело, связанное с незаконной миграцией. Обвиняемый находится в Германии и пытается обжаловать свой арест. Но, думаю, в ближайшее время и он будет этапирован в Беларусь.

Какие пожелания коллегам, подчиненным адресуете в профессиональный праздник?

- Нашему коллективу хочу пожелать сплоченности и дружности, а каждому следователю - крепкого здоровья, здоровья и благополучия их семьям. Чтобы на нашем сложном пути не было ошибок, а были только правильные решения. И профессионального роста, конечно.


Олеся ЛЕШКЕВИЧ

Старший следователь Брестского МОСК Олеся ЛЕШКЕВИЧ: «Человек осознает, что нарушает закон, но все равно идет на преступление»

В последнее время медиапространство Бреста периодически встряхивают новости «эха 90-х». Нападение на инкассаторовграбеж на АЗС с угрозой расправы - преступления из, кажется, забытого прошлого. Открытые, дерзкие, отчаянные. Или - отчаявшиеся? Следователь Олеся Лешкевич знакома с тонкостями обоих этих преступлений и уверена, что кое-какие моменты их объединяют...

- В обоих случаях преступники тщательно готовились к совершению нападения, - говорит Ольга Юрьевна. - Так, мужчина, напавший на инкассаторов в ноябре прошлого года, долгое время следил за их действиями, передвижениями, расписанием. Парень, который напал на АЗС, работал таксистом и точно знал, в какое время будет меньше всего людей на заправке, изучал персонал и шел на преступление осознанно.

Причиной в обоих случаях были финансовые трудности обвиняемых?

- Да, у обоих мужчин были долги. Причем 23-летний житель района, напавший на АЗС, незадолго до преступления взял микрозайм под большие проценты и не смог его вернуть. Парень из благополучной семьи, характеризовался положительно, ранее не привлекался к ответственности. Задолженность у него была небольшая. Но вместо того, чтобы попросить помощи у родных, пошел на преступление. Возможно, от какого-то отчаяния.

Грабеж на АЗС был не единственным преступлением парня?

- Да. По дороге на заправку он увидел на улице некий конфликт. С его слов, несколько мужчин избивали одного. Обвиняемый решил вступиться, нанес удар металлическим предметом одному из якобы нападавших и ушел. Сейчас парню предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 207 (разбой), ч. 3 ст. 339 (особо злостное хулиганство) и ч. 2 ст. 205 (кража).

Оба преступления объединяет еще и общественный резонанс. Все-таки дерзкие нападения практически средь бела дня. Это какая-то новая тенденция?

- Обычно грабежи или разбои совершаются практически спонтанно. Если же человек уже готовится к преступлению, это совсем другая ситуация. Преступник заранее все осознает и все равно нарушает закон. Это и есть та часть преступления, которая вызывает резонанс.

А какова позиция преступников в ходе следствия? Меняется ли она по ходу расследования?

- Всегда по-разному. Некоторые сразу идут на контакт, признают вину и помогают в расследовании - это смягчающее обстоятельство. Другие не признают вину, пытаются каждый раз выкрутиться, меняют показания. Кто-то вообще отказывается от показаний до суда и лишь потом, изучив все материалы дела, на судебном процессе признает вину либо отрицает. Важна и позиция самого следователя. В ходе расследования кому-то из обвиняемых можно рассказать о новых уликах, и это приведет к их раскаянию, а перед кем-то лучше не раскрывать все карты. Отмечу, что большое влияние на людей оказывает алкоголь. Многие преступления, в том числе - тяжкие и менее тяжкие, совершаются в состоянии опьянения, по глупости. Люди не отдают себе отчет в действиях: будучи пьяными, они крушат все подряд, а потом трезвеют и становятся совершенно адекватными людьми, раскаиваются.


Анастасия КЛЮЧИК

Помощник следователя Анастасия КЛЮЧИК: «На практике все постигаешь заново»

Институт внештатных сотрудников в Следственном комитете появился несколько лет назад по инициативе председателя СК Беларуси Ивана Носкевича. Дело это сугубо добровольное и востребовано среди студентов-юристов, которые желают связать свою жизнь со следственными органами. Помощники следователя - внештатные сотрудники, которые, однако, имеют официальное трудоустройство, соответствующее удостоверение. Они не могут самостоятельно заниматься непосредственно работой следователя (сбор улик, допросы и т.д.), однако активно работают с документами, описью, берут на себя техническую часть работы. В Брестском МОСК сегодня работает около 15 внештатных сотрудников. В их числе - малоритчанка Анастасия Ключик. Девушка уже закончила БарГУ, и сегодня ее кандидатура одобрена для принятия в штат отдела.

- Я с ранних лет хотела работать в Следственном комитете, - признается Анастасия. - Закончила брестский лицей им. Машерова, поступила в Барановичи. Всегда нравилась юриспруденция, хотела заниматься именно правом, чтобы помогать людям и раскрывать преступления.

С чем столкнулись, когда стали помощником следователя?

- За время учебы на всех трех практиках я была в Следственном комитете, сначала в Малоритском РОСК, затем в Брестском МОСК, работала с разными следователями. Мне интересно любое дело. Замечу, что никаких поблажек не было. Кражи, разбои, грабежи, преступления против половой свободы и неприкосновенности. Последняя категория - это преступления с тяжелыми последствиями. В Брестском МОСК дела в целом более сложные и разнообразные.

Работа в Следственном комитете давала бонусы на учебе?

- Не сказала бы. Особых поблажек не было. Хотя, конечно, если нужно было составить, к примеру, макет уголовного дела, мне это давалось проще, чем другим ребятам, которые не имели подобной практики.

А чего сегодня не хватает юридическому образованию, чтобы сгладить переход в практическую плоскость?

- Теория и практика - это, конечно, две разные вещи. Мы учим многие вещи, которые могут пригодиться, но все равно на практике все приходится познавать заново. Можно ли это как-то модифицировать? Даже не знаю. Студентов все устраивало.

Автор: Дмитрий Шиферштейн
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей