Что почем в Бресте в магазинах одежды, обуви и аксессуаров?

Несколько дней гомельский садист избивал, сожительствовал и всячески измывался над женщинами в Бресте

Из истории известно, что Джакомо Казанова, жуир и авантюрист, живший в бурном восемнадцатом веке, оставил воспоминания. В этом пространном труде автор живописует свои многочисленные приключения на амурном фронте. Сегодня уже не узнать, насколько правдив был в своих мемуарах синьор Джакомо, ведь соблазнял он дам элегантно, галантно и к полному их удовольствию. Наш, с позволения сказать, герой галантностью себя не утруждал, мемуарами тоже не отягощал свои небогатые извилины, но показания жертв и данные экспертиз рисуют вполне неприглядный список деяний нашего неказистого Казановы.

ДОН НИКОЛА

Николай Купрацевич родился в 1972 году в деревне Дуброва на Гомельщине. Из-за бурной криминальной жизни семьей не обзавелся, на малой родине бывал нечасто. Потом от греха подальше пустился странствовать. Пути-дороги искателя приключений и денег привели Купрацевича в Брест. В своем роде он был человек опытный и умел находить подход к людям. Так возле магазина (где же еще?) познакомился он с двумя дамами постбальзаковского возраста, то есть за пятьдесят. Выпил с ними, посетовал на временные трудности - безденежье и отсутствие крыши над головой. Но трудности очень временные, а так-то он вполне крутой мэн. Круче только яйца. В разных ситуациях, в зависимости от того, с кем вел разговоры, Николай представлялся то бизнесменом из Санкт-Петербурга, то важным криминальным авторитетом, без которого «ни одна сходка не обходится».

Таким образом он вселился в квартиру к одной из дам, муж которой работал вахтовым методом в России. С ней у него поначалу возникли некие чувства, закончившиеся интимом. Но чувства пропали, потому что дама не захотела бросать мужа, хотя изменила. Она познакомила Николая со своим знакомым Сергеем, что живет в одной из высоток на Московской улице на 14-м этаже. Там «предприниматель» временно поселился. Все дальнейшие безобразия и происходили при молчаливом попустительстве хозяина квартиры. Сергей - можно сказать, зажиточный люмпен. Он продал дом покойной матери и в тот момент своей жизни тихо проживал-пропивал вырученные от сделки деньги.

Судя по показаниям потерпевших и свидетелей, Сергей пребывал в перманентном состоянии алкогольного драйва. Он даже одолжил Коле сто долларов, чтоб тот заправил некую машину, которая якобы стоит у Колиного брата, у которого Коля почему-то не хочет жить. Эти детали Сергея не интересовали, как, впрочем, и то, что за машина такая, для заправки которой требуется ни много ни мало сто «зеленых». Так получилось, что в те несколько майских дней, когда проходила вся эта сексуально-мордобойная чехарда, сожительница Сергея была в отъезде. Поэтому Сергей лишь пил и спал и радушно угощал постояльца.

В этой квартире в одной из спален, как правило, после алкогольной посиделки Николай и оттягивался с женщинами, у иных уже имеются внуки, делая зверское лицо, поколачивая, грозя выбросить с балкона. А женщины, четверо, кроме одной, пережив побои, надругательства и унижение, в милицию не обратились. Одни боялись, что узнают мужья, других запугал уголовник средней значимости, выдающий себя за местного дона Корлеоне.

ПОТЕРПЕВШИЕ

И хотя среди них была даже одна дама с высшим образованием, по сути это были простые незатейливые женщины, не чурающиеся рюмочки-другой. Это и было основной приманкой насильника. На дворе - почти лето, так что вполне комфортно было бы посидеть и на лоне природы. Но «криминальный авторитет» Николай твердил, что на улице может прицепиться милиция, а ему не по чину залетать в ИВС по такому ничтожному поводу, как распитие в общественных местах. Лучше на хате.

Здесь у Николая тоже был свой расчет. С одной стороны, подвыпившую даму легче уломать. С другой, пьяной женщине не так много веры, как трезвой. И один раз сработало, но об этом позже. Как сказано в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!»: она любит выпить - этим надо воспользоваться. Достаточно сказать, что две из пяти потерпевших состоят на учете в наркологическом диспансере.

Купрацевич, в отличие от итальянского Казановы, не деликатничал, не дарил цветов и комплиментов, но простым нелитературным языком требовал своего и требования подкреплял пощечинами и тумаками. А также стандартной угрозой - выкину с балкона. От стыда ли, от страха или еще по каким-то причинам, но все потерпевшие отказались от проведения очной ставки с обвиняемым.

Купрацевич применял к своим жертвам все известные способы совокупления и не предохранялся, что дало основание следствию предъявить ему обвинение еще по одной статье Уголовного кодекса - статье 157. Данная статья предусматривает ответственность за поставление другого человека в опасность заражения ВИЧ. Да, в Жодинской тюрьме Купрацевич был письменно уведомлен о том, что он является носителем вируса иммунодефицита человека, и предупрежден под роспись об уголовной ответственности за то, что будет делать то, что он радостно и делал. Кстати, у одной из потерпевших после встречи с Николаем реакция на ВИЧ дала положительный результат...

ФИНАЛ

Итак, дамы чередой ходили в высотку к Коле выпить, потом попадали в спальню. На полюсах этого безобразия две жертвы. Одна смогла отбиться и вырвалась от Казановы. Другая провела в нехорошей квартире пять дней, подвергаясь регулярному насилию и побоям. Еще в первый день плена Купрацевич ударом ноги сломал ей два ребра. Так и маялась. Единственным обезболивающим, что могли предложить ей в этом вертепе, был стакан вина. Как-то в квартиру пришла одна из жертв, выпить и высказать Николаю свое «фе». Выпила, высказала, и тут подруга со сломанными ребрами, улучив минуту, попросила вызвать милицию, потому что ее насильно удерживает здесь Николай. Подруга, покинув квартиру, так и сделала. Но голос выдавал употребление спиртного, поэтому милиция приехала далеко не сразу. А приехав, сотрудники для приличия позвонили в квартиру. Но там было тихо, поэтому оснований для несанкционированного проникновения в жилище не нашли. В итоге даме со сломанными ребрами на пятый день удалось убежать из квартиры Сергея. Причем ее одежды в квартире не нашлось, и пришлось одеваться во что попало. И даже после этого потерпевшая с заявлением в милицию не пошла!

И вот на квадратных метрах Сергея появляется его сожительница. Ей активно не нравится все, что происходит в квартире. А особенно то, что некий Николай, явно не похожий ни на бизнесмена, ни на «вора в законе», беззастенчиво пьет и ест за счет Сергея. Улучив минуту, женщина позвонила в милицию и сообщила, что в квартире некий Николай хочет всучить им явно ворованный мобильный телефон. Николай был настолько пьян, что задержать его удалось без труда. Телефон оказался принадлежащим последней пленнице Купрацевича.

Николая доставили в отдел внутренних дел как подозреваемого в краже мобильного телефона. Как водится, гражданина «пробили» по единой базе. И выяснилось, что данный гражданин разыскивается как подозреваемый в иных преступлениях.

Всего на счету Купрацевича за время брестских «каникул» следствие насчитало 18 эпизодов насильственных действий. В придачу к насилию и покушению на насилие Николаю вменены уже упомянутая 157-я статья УК и обвинения в воровстве и мошенничестве. По совокупности суд приговорил Купрацевича к 15 годам лишения свободы.

Материал подготовлен при содействии старшего следователя Брестского межрайонного отдела Следственного комитета РБ Олеси Лешкевич.

Автор: Иван Орлов
Фото: из открытых источников (иллюстрация)
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0