«Раньше было проще: пулю всадил, вот собака, мы знаем, за что платим». Как в Бресте и районе отлавливают бездомных животных

04.06.2019 01:04
Общество

Бригады отлова действуют по принципу: «Пойман, не пойман, а счет все равно пришлем», пишет Брестский Зелёный портал.

Бродячие животные во все времена пугали человека, представляя для него определенную угрозу. В Европе проблему, в основном, удалось решить путем  регулирования численности популяции собак и котов. Немалую роль в этом играют общественные активисты-волонтеры. У нас борьбу с бродяжничеством братьев меньших взяло на себя, в том числе, и государство. Но его методы вызывают все больше вопросов.

Задача эта долгое время решалась при помощи пули и карабина. Предельно просто, но совершенно не гуманно. Затем где-то наверху решили: негоже в XXI веке в центре Европы устраивать стрельбу по беззащитным животным. Да еще и на глазах у детей и взрослых.

Гораздо лучше этих самых питомцев отлавливать, помещать в специальный приют, стерилизовать и определять их дальнейшую судьбу с помощью волонтеров и неравнодушных граждан.

Более двух лет назад в Бресте появился первый государственный «приют» для четвероногих — официально он именуется участком по отлову безнадзорных животных при Брестском мусороперерабатывающем заводе.

Первые восторженные отклики о нем звучали тогда во многих СМИ: красивые вольеры, большая территория для выгула, все цивильно, «по-европейски». А главное – впредь никакого отстрела, только отлов. Впрочем, начинка (читай, форма) у нас зачастую на порядок выше содержания. Одним словом, гладко было на бумаге...

Сегодня работа участка по отлову строится следующим образом: от местного ЖЭСа, если речь идет о городской черте, или сельисполкома, если это Брестский район, поступает соответствующая заявка, после которой нужно выехать на такую-то улицу или в такую-то деревню,  поймать безнадзорного дворнягу и доставить в приют. Сам же отстрел разрешен лишь в самых крайних случаях, когда есть факты укусов или угроза для здоровья людей. Услуга эта для органа, приславшего заявку, платная, причем оплата почасовая, вне зависимости от исхода операции.

«К нам не раз обращались люди, которые живут недалеко от леса, поэтому тревога их понятна: по улицам ходит большой пес, явно бесхозный, хотя не агрессивный, но хлопот жителям доставляет. То клумбу потопчет, то разорвет пакет с мусором, который жильцы выставляют в день вывоза, потом этот мусор ветер разносит по поселку. А вдруг больной. Послали заявку на БМПЗ, приехала бригада, пару часов походила, говорят, не можем поймать, и уехали. А счет придет рублей на 200. Ну, кому нужна такая работа?» – говорит Александр Касперук, председатель Мухавецкого сельисполкома. 

А вот что думает житель агрогородка Михаил, работающий строителем:  «Мне сложно поверить в то, что они (бригада из участка – ред.) не могли ее (собаку — ред.) поймать. Она же почти ручная, ко всем идет. Как они ее ловили, уж не знаю. А то, что деньги берут, это вообще абсурд. Ну, представьте, я приеду на объект, похожу вокруг, не положу ни одного кирпича и скажу: заплатите мне за то, что я приехал».

Любопытно, что глава местной власти в Мухавце считает отстрел наиболее удобным способом избавиться от бродячих животных.

«Раньше было проще: пулю всадил, вот собака, мы знаем, за что платим. А так, деньги то государственные. Нам скоро за освещение нечем будут рассчитываться, а тут плати за услугу, которую фактически нам никто не оказал», - справедливо сетует Касперук.

Выходит, что госструктура берет из бюджета деньги лишь за то, что ее работники выехали на место, потратили топливо, рабочее время. Образно говоря, побегали за хвостатым и размяли ноги. Результат – дело десятое.    

«Действительно, оплата за отлов бездомных животных у нас повременная. Такой порядок установлен руководством, и мы ему следуем. Если животное не поймано, такое тоже случается, местная власть или ЖЭС может оставить повторную заявку» - поясняет начальник участка по отлову и содержанию безнадзорных животных БМПЗ Андрей Сергиевич.

Одним словом, в работе участка немало странностей. В конце прошлого года шуму в прямом и переносном смысле наделала история в Чернавчицах под Брестом, где работники предприятия застрелили несколько собак, в том числе имевших хозяев, после того, как на БМПЗ стали поступать жалобы: мол, некий бесхозный пес таскает птицу с фермы.

Был ли в числе убитых истинный виновник, так и осталось загадкой. Кстати, в тот самый день, когда бригада по отлову производила отстрел в Чернавчицах (видать, поймать собак им также не удалось) знаменитая французская актриса Брижит Бардо обратилась к президенту РБ Александру Лукашенко с просьбой защитить бездомных животных от жестокого обращения.   

А что же волонтеры? Увы, но отношения между ними и БМПЗ складываются пока не лучшим образом. Зоозащитники постоянно уличают приют в негуманном отношении к тем, кто в нем содержится: по их мнению, кормежка там отвратительная, прививки лишь усугубляют страдания собак и кошек, а стерилизовать их в приюте и вовсе отказываются.

В самом участке волонтеров, не жалуют.

«Есть, конечно, среди них и нормальные помощники, но многие нам откровенно пакостят», – признается Андрей Сергиевич.

«В чем же заключается пакостничество?» – на этот вопрос начальник участка так и не смог ответить.

Можно предположить, в том, что волонтеры пытаются кричать и поднимать проблему, вместо того, чтобы ее замалчивать. Это, пожалуй, нам знакомо. Но кто-то же должен озвучивать мысли братьев наших меньших, которые кроме «гав» и «мяу» слов других не знают.

Автор: Сергей Покровский
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Больше новостей