Рождение ребенка меняет жизнь, его уход – переворачивает. Исповедь одной мамы

19.11.2019 04:03
Общество

В 2017-м Лариса потеряла единственную дочь Еву. Девочка попала с температурой в Брестскую детскую областную больницу, там она скончалась. 

Фото: из личного архива Л.Довгань
Фото: из личного архива Л.Довгань

Историю Ларисы Довгань широко обсуждали в стране два года назад: причины смерти ее маленькой дочери в больнице так и остались для родителей не совсем понятными, хотя проводилось расследование.

За последние два года Лариса Довгань сильно похудела и кардинально сменила имидж. На нее невозможно смотреть без восхищения. Но эти перемены дались ей невероятными усилиями.

В 2017-м Лариса потеряла единственную дочь Еву. Девочка попала с температурой в Брестскую детскую областную больницу, там она скончалась. После семья подала заявление в Следственный комитет. Как рассказывают супруги, установить точную причину смерти Евы так и не удалось, а вина врачей не была доказана. Но речь сейчас не об этом.

Как спасти себя после ухода ребенка, Лариса рассказала Sputnik.

Когда очнулась, было лето

После того, как расследование закончилось, в моей жизни наступил период какой-то темноты. Это время как раз выпало на зиму. Было ощущение, что я выпала из жизни.

Все никак не могла найти работу. Хорошо, что муж работал. Очень похоже на депрессию, просто не соображала, что происходит. Это время я плохо помню.

Когда очнулась, было уже лето. Какой это был день и месяц, не скажу. Но как-то, взглянув на себя со стороны, поняла, что у меня вообще все плохо в жизни. С этим нужно было что-то делать. И я заставила себя поменять жизнь.

Ева скоропостижно умерла, не дожив до года - поднялась температура, начались судороги, врачи оказались бессильны помочь девочке © Photo : из личного архива Л.Довгань
Ева скоропостижно умерла, не дожив до года - поднялась температура, начались судороги, врачи оказались бессильны помочь девочке © Photo : из личного архива Л.Довгань

Пошла в спортивный зал, нашла работу. За время своего стресса я сильно поправилась. Когда поняла, что мне тяжело ходить, решила пойти в зал, чтобы похудеть.

Вместе со внешностью стало меняться сознание в плане того, что появились другие привычки. Вредные сменились полезными. Потому что когда у меня был стресс, успокаивающие таблетки запивались не очень хорошими вещами. Ну, вы понимаете. Кто-то заедает. У меня было и то, и другое. На какое-то время это спасало от жутких мыслей.

Злиться на врачей – уже глупо

Душевное состояние стало чуть лучше. Сказать, что оно сейчас прекрасное, – никогда в жизни уже не станет таким. Но и с этим приходится жить. С этой ситуаций. Каждый день в голове вертится, крутится… Есть так называемые флешбэки, которые возвращают в то время. И это очень больно.

Возвращают в ту больницу, в те моменты, когда видишь, как твой ребенок страдает. Ищешь причину в себе, анализируешь все по 500 раз. Такое состояние не только у меня – у родственников, у мужа. У всех есть флешбэки.

Однажды Лариса сказала: "Хватит" и занялась собой; стала вытягивать себя из той пучины, в которую погружалась после смерти дочери © Photo : из личного архива Л. Довгань
Однажды Лариса сказала: "Хватит" и занялась собой; стала вытягивать себя из той пучины, в которую погружалась после смерти дочери © Photo : из личного архива Л. Довгань

Вы же понимаете, что ребенок меняет жизнь кардинально, когда он рождается. А когда он уходит, он меняет еще больше. Принять это до конца невозможно.

Да, это состояние качественно другое. Со временем боль притупляется. Но забыть невозможно.

Вину я ни с кого не снимаю. Но злиться на врачей столько времени – это глупо. Сказать, что я их простила, не скажу. Мне все равно, что с ними происходит. Если бы судебная система у нас была другая, я бы от наказания для них не отказалась.

Больно от самих воспоминаний. Когда появляется ребенок, ты представляешь, как он будет ходить и говорить. А тут раз – и все переворачивается в другую сторону. И нужно учиться жить без него. Но жить как раньше, до рождения ребенка, уже невозможно. И никто не знает, как сложится твоя судьба после этого. Сначала живешь, как будто плывешь по течению, а потом появляются обстоятельства, которые возвращают тебя в эту жизнь.

Второй ребенок не заменит Еву

Будет ли в нашей жизни еще один ребенок, я не знаю. Специальных методов мы использовать не будем. Тут уже как Бог даст. Вряд ли это уже получится, у меня уже возраст – 41 год.

Лариса - верующий человек, она надеется, что все в ее жизни еще будет хорошо © Photo : из личного архива Л.Довгань
Лариса - верующий человек, она надеется, что все в ее жизни еще будет хорошо © Photo : из личного архива Л.Довгань

Да, бывают и старше мамы. Но некий блок психологический присутствует. Есть боязнь, что это может повториться. Хотя разумом я понимаю, что может и не быть такого. Но я не знаю, как дальше жить, если что. Понимаете, второй ребенок никогда не заменит первого.

Конечно, жизнь поменялась. Сейчас нас окружают совсем другие люди. Во-первых, после смерти дочери мы поменяли место жительства. Когда она ушла, знакомые спросили меня: "Хочешь ли ты отсюда уехать?". Я ответила: "Да". Просто собрали вещи и уехали в тот же день. Чемодан, вокзал, Жодино. Но это образно говоря. Мы на машине переезжали, с мертвым ребенком. Похоронили дочь здесь, в Жодино.

До сих пор съездить в Брест так и не получилось. И, наверное, в ближайшее время не получится.

В Бресте я прожила почти всю жизнь, я его очень люблю. Там куча знакомых осталась. Иногда хочется съездить, но как только я понимаю, что окажусь в тех местах и мне будет плохо, желание отпадает.

Хотя я понимаю, что туда нужно вернуться. В Брестской области остались мои родители. Но этот барьер не могу переступить пока. Родители все понимают и не обижаются.

Как бы ни было тяжело, но жизнь продолжается - надо идти вперед© Photo : из личного архива Л. Довгань
Как бы ни было тяжело, но жизнь продолжается - надо идти вперед© Photo : из личного архива Л. Довгань

Ева спасла других детей

После всего, что произошло, у меня пропала добрая часть страхов. Есть страх родить второго ребенка. Но мне не страшно говорить людям правду в глаза. Хотя раньше было тяжело. Я научилась выходить из зоны комфорта, исчезли какие-то рамки. Люди, которые находятся в рамках, будут в себе все копаться. И себе наносить вред большой. Не то чтобы я бесстрашная. Просто теперь мелочи меня не волнуют.

После того, как все произошло, многие мамы нам звонили, спрашивали, что делать. Мы подсказывали, на какую "горячую линию" позвонить.

Как мы узнали, многих деток после нашего случая стали направлять в Минск при желании родителей. Получается, что наша дочь спасла нескольких детишек.

Поняли, то ничего не добьемся

11-месячная Ева попала в брестскую больницу с высокой температурой. Врачи долго не могли поставить ей диагноз. Ее состояние ухудшалось. Лариса беспомощно наблюдала, как Ева мучается судорогами. Она несколько раз просила о переводе ребенка в Минск в РНПЦ "Мать и дитя", но этого так и не случилось.

После семья подала заявление в Следственный комитет. Установить точную причину смерти Евы так и не удалось. А вина врачей не была доказана.

Для Ларисы и ее мужа дочка была долгожданным ребенком. Оба верующие люди. Еву они считали подарком небес.

Муж Ларисы Валерий: "Я ездил к министру здравоохранения. Было несколько вопросов по лечению дочери, я их задал. А он не смог ничего ответить. Он предложил мне обратиться в комиссию, которая разбирала это дело в облздраве, и им непосредственно задать эти вопросы. После всего этого пафоса, этой пустоты я понял, что мы ничего не добьемся. На этом мы и закончили".

Источник: Sputnik Беларусь
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0