Где в Бресте можно сэкономить деньги

«Сделали ставку на жесткий карантин»: Брестчанка о борьбе с пандемией в стране, где никто не умер с COVID-19

12.05.2020 23:25
Общество

У Вьетнама нет денег на массовое тестирование на коронавирус, поэтому власти этой страны выбрали малобюджетную модель борьбы с пандемией. Какую? Подробности рассказывает «Брестская газета».


Панорама города Нячанг. Источник: miro.medium.com

По данным на 11 мая, за все время пандемии коронавируса во Вьетнаме было зарегистрировано 288 случаев заражения. При этом 241 человек с подтвержденным COVID-19 выздоровел. В этой стране не умер ни один человек с положительным тестом на коронавирус.

Об особенностях карантина во Вьетнаме, о том, какие меры предприняли власти и почему в этой стране так мало заразившихся, рассказала брестчанка Ольга Хасаншина, которая уже несколько лет живет в этой азиатской стране.

Как уже писала «БГ», Ольга переехала из Бреста во вьетнамский город Нячанг сразу после выхода на пенсию. Больше пяти лет назад, в свой 55-й день рождения, она села в самолет и полетела на побережье Южно-Китайского моря. В Беларусь она пока возвращаться не собирается.

Нячанг – столица провинции Кханьхоа в центральном Вьетнаме. Расположен в 1 280 км от Ханоя и в 439 км от Хошимина. Один из самых популярных курортов Вьетнама среди русскоговорящих туристов. Городу чуть больше 40 лет. Раньше это была рыбацкая деревня.

«На 1 апреля в 100-миллионном Вьетнаме было зафиксировано всего 218 случаев коронавируса при нулевой смертности. Несмотря на это, был объявлен карантин. Вьетнамцы разработали классификацию рисков: 63 провинции разбили на регионы с высоким, средним и низким уровнем угрозы. Соответственно и карантинные меры варьировали в зависимости от градации», – рассказала корреспонденту «БГ» Ольга.

Город Нячанг – туристический. В нем проживает много иностранцев, поэтому ему был присвоен высокий уровень угрозы. Карантин здесь длится дольше. Вьетнам, по словам собеседницы «БГ», не располагает средствами для массового тестирования, поэтому выбрал малобюджетную модель борьбы: изоляцию очагов заражения и активную пропаганду.

Как и многие другие жители Вьетнама, из-за пандемии Ольга временно осталась без работы.

«За пять с половиной лет это мой первый отпуск, живу на то, что заработала за эти годы. Несмотря на многие минусы, есть и плюсы: хозяева моих апартаментов на 50% сбросили оплату за жилье, подешевели продукты в магазинах и на рынках, бензин стоит 50 центов за литр, раньше стоил один доллар, – рассказала женщина. – Во время карантина общалась только с соседями по дому, сейчас ездим с подругами в гости друг к другу или встречаемся в кафе. Утром – море, там тоже своя компания. Так что скучать некогда. Хожу без маски, в нашем городе «с высоким уровнем угрозы» не было ни одного случая заражения!»


На карантине в Нячанге был закрыт даже пляж. На его территорию заходить было нельзя. Фото предоставлено Ольгой Хасаншиной

Профилактические меры по борьбе с коронавирусом вьетнамцы стали принимать, как только узнали о смерти первого пациента в Китае. На следующий день, по словам Ольги Хасаншиной, у Вьетнама уже был план по борьбе с COVID-19.

«Сработали на опережение. Может, сказался опыт борьбы со вспышкой ТОРС в 2003 году. Как только зарегистрировали первого больного, через неделю закрыли детские сады, школы и университеты. В целом было закрыто 3 000 предприятий. С 1 февраля премьер-министр объявил в стране эпидемию и заявил, что прекращает авиасообщение со странами, где есть COVID-19. Представьте, на этот момент в стране было всего семь заболевших! Всех прибывших во Вьетнам помещали на 14-дневный карантин в военные казармы, университетские общежития, в госпитали. Затем отменили внутренние авиарейсы, поезда, автобусы. На дорогах стояли армейские контрольно-пропускные пункты. На мой взгляд, пропаганда оперирует терминами военного времени: «Каждый гражданин обязан стать бастионом на пути распространения эпидемии», – рассказала бывшая жительница Бреста.

Вспышка ТОРС 2003 года – эпидемия тяжелого острого респираторного синдрома, вызванная коронавирусом. Была впервые выявлена ​​в Фошане, провинция Гуандун, Китай. Более 8 000 человек из 29 разных стран и территорий были заражены, по меньшей мере 774 умерли. Основная часть вспышки продолжалась около восьми месяцев.

«Из общения с моими вьетнамскими друзьями хочу заметить, что все они одобряют действия властей. «Уровень дисциплины и солидарности как во время войны», – сказал мой друг Йонг. Вьетнамцы сделали ставку на жесткий карантин. Экономические и социальные жертвы были оправданы», – добавила Ольга.

Женщина положительно характеризует жителей Вьетнама. Даже в условиях пандемии, по ее словам, они приходят на помощь не только друг другу, но и иностранцам.

«Есть известная поговорка: «Друг познается в беде». Вот таким другом я бы назвала вьетнамцев. Много наших туристов попало в очень трудную ситуацию: летели на две недели, но рейсы отменили и они тут застряли, многие – с маленькими детьми. Отели вправе были их выселить по окончании срока тура, но они это не сделали. Власти города попросили туристов зарегистрироваться, поддерживали их сухими пайками и деньгами. Вьетнамские кафе организовывали им бесплатные горячие обеды. Сначала в Ханое, а потом по всей стране появились аппараты, выдающие бесплатный рис, – рассказала собеседница «БГ». – Мысленно проецирую эту ситуацию: вьетнамские туристы застряли в Беларуси. Была бы эта помощь? Нет!»

Вьетнам помогает и своим жителям. Были отменены налоги в связи с пандемией, власти устраивают безработных жителей на работу. Пять тысяч человек из числа медицинского персонала награждены бесплатными путевками в пятизвездочные отели «Винперл».


5-звездочный отель, путевками в которых наградили вьетнамских медиков. Фото: q-cf.bstatic.com

Как и многие другие страны, с мая Вьетнам начал ослаблять карантин. Так, с 4-го числа открылись средние школы и университеты, с 11-го – начальные школы и детские сады.

Считаю, то, что сейчас творится на моей родине – это геноцид против белорусского народа. Как можно в эпидемию открывать школы, ходить на субботник, на парад?

Что касается ситуации с коронавирусом в Беларуси, то Ольга говорит, что каждый день читает сводки Министерства здравоохранения.

«Только почему-то им не верю. Считаю, то, что сейчас творится на моей родине – это геноцид против белорусского народа. Как можно в эпидемию открывать школы, ходить на субботник, на парад? Карантин вводить уже нет смысла при таком количестве заболевших, люди дома будут заражать друг друга. Соотечественники, берегите себя, своих детей и родителей!» – сказала собеседница «БГ».

Автор: Ирина ШАТИЛО
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0