Как перейти в IT из другой сферы. Шесть дельных советов от IT-Academy

«Когда приехала скорая, он чуть ли не выл». Брат умершего студента БГАМ рассказал, как все случилось

25.11.2020 14:05
Общество

Артем

21-летний Артем Козлов умер сегодня в общежитии БНТУ, где отбывал карантин в связи с заболеванием коронавирусом. Симптомы у парня появились около двух недель назад, но позже, как сообщал сам студент, ему становилось лучше. Сегодня утром у молодого человека появились приступы, похожие на эпилептические. Приехала скорая, но спасти студента не удалось. Брат Артема Алексей рассказал Onliner, как все происходило.

— Артем болел практически две недели, шел на поправку. Две недели назад, в четверг, ему было не очень хорошо: кашель, температура 37,3—37,5, которая держалась до субботы. Мы говорили: «Артем, ты же не сиди, иди к врачу». В понедельник он пошел к врачу, взяли мазок, чувствовал себя хорошо, врач измерил температуру — 36,9, но пропало обоняние. Брат вернулся в общежитие, его поместили на этаж для контактов первого уровня, там у него все было очень неплохо. А в среду пришел положительный результат теста. Когда подтвердился «ковид», вечером его отправили в общежитие БНТУ для больных коронавирусом. Артем нормально себя чувствовал, собрал вещи, у него была куча сумок, — вспоминает Алексей.

Он рассказывает, что заболевших выпускали из общежития только на два часа в сутки: с 15 до 17 часов давали возможность купить продукты и лекарства.

— Он жаловался, что в общежитии было прохладно, но умер он, конечно, не от этого. В первую ночь Артему стало хуже: появилась тахикардия, одышка. На это обратил внимание его сосед по общежитию. Наутро покалывало сердце, но и в четверг, и в пятницу все было хорошо. Температуры практически не было, только отсутствовало обоняние. В субботу ночью Артему вновь стало плохо: опять одышка и тахикардия, только длилось это дольше, около часа. В целом все было некритично, дождались утра, вызвали скорую. К моменту приезда скорой Артему стало лучше. Уровень кислорода в крови был очень высоким — 97%. Кардиограмма показала небольшое отклонение от нормы, но, если скорая не госпитализировала, значит, не было ничего критичного. Медики успокоили Артема, чуть позже пришел врач-терапевт. Снова замерил сатурацию — в тот раз уровень кислорода был 93 или 92%, — вспоминает брат умершего. — Мы тоже созванивались с Артемом, успокаивали его, потому что брату было очень страшно, он говорил, что не хочет умереть.

Потом — с воскресенья по вторник — парень чувствовал себя хорошо, к нему начало возвращаться обоняние. По сути студент болел две недели, и родственники считали, что он выздоравливает.

— Но этой ночью случилось несчастье. Сосед брата проснулся в четыре утра от того, что Артем издавал странные звуки. Он тяжело дышал, закатились глаза, изо рта выступила пена, как во время эпилепсии. Артем был в сознании, говорил, что ему плохо. Ребята сразу вызвали скорую, к приезду медиков брата начало трясти, врачи сказали ребятам держать его голову. Медики сделали укол, после этого брату стало легче, его положили на пол, ребятам сказали выйти из комнаты. С их слов, они были за дверью около часа. Потом из комнаты вышли врачи и сказали, что Артема не спасли, он умер. Толком ничего не объяснили. Позже приехала милиция, задавала вопросы. Получается, в течение часа мой брат умирал, и довольно мучительно, когда приехала скорая, он чуть ли не выл. Это ужасно, — говорит Алексей.

Сейчас семья Артема ждет вскрытия, оно будет завтра в первой половине дня. Его брат говорит, что парень никогда не страдал эпилепсией, болел редко, хронических заболеваний у него не было выявлено, но с августа студент стал часто простужаться. За полторы-две недели до первых симптомов коронавируса он, кажется, болел обычной простудой.

— COVID-19 — штука непредсказуемая, могла повлиять на нервную систему. Нам очень жаль, что так получилось, что Артема не смогли спасти. Но мы никого в этом не виним. Мы все были уверены, что у брата было нетяжелое течение болезни: у него не было стабильно высокой температуры, не было хрипов. До этого «ковидом» переболели мы с женой, он прошел у нас без проблем и осложнений. Последние дни жизни Артем чувствовал себя хорошо, и произошедшее с ним стало абсолютно внезапным горем для нас всех, — рассказывает Алексей.

По словам брата, у Артема с детства были музыкальные способности, родители отдали его в музыкальную школу, он играл на аккордеоне, увлекался бас-гитарой. Учился на третьем курсе музыкальной академии, подрабатывал аккомпаниатором на детских мероприятиях. 22 декабря Артему исполнилось бы 22 года.

— Когда отец позвонил и сказал: «Леша, держись. Брат умер», — это был совершенно внезапный удар. В час ночи Артем еще был онлайн. С ним общалась двоюродная сестра, он отвечал. Ничто не предвещало беды. Мы все были уверены, что он идет на поправку, настраивали его на лучшее: сейчас многие болеют коронавирусом, молодые люди вообще легко его переносят... Мы не хотели, чтобы он паниковал. Сейчас хватает тяжелобольных, и мы понимали, что врачи не будут каждого второго студента из-за одышки водить на КТ. Мы уверены, что врачи сделали все, что от них зависит, чтобы спасти Артема. Очень тяжело, когда это происходит в твоей семье. Все время задаемся вопросом: «Почему он?» Это какой-то ужас, — подытоживает брат умершего.

Источник: Onliner.by
Автор: Дарья Спевак
Фото: из аккаунта в соцсетях
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0