Где в Бресте можно сэкономить деньги

Сергей Манько: «От умершего шанс заразиться коронавирусом ниже, чем от живого человека»

20.09.2020 21:58
Общество

Начальник управления судебно-медицинских экспертиз Управления госкомитета судебных экспертиз по Брестской области в эксклюзивном интервью «Вечернему Бресту» рассказал о том, как люди пытаются скрывать следы убийств, каково работать с телами умерших от коронавируса пациентов, о чем стоит помнить, снимая побои от супруга или супруги, и о том, существуют ли «идеальные преступления».

Сергей Манько

Смертельный вопрос

- В состав управления судебно-медицинских экспертиз входят два подразделения: отдел общих экспертиз и отдел медико-криминалистических экспертиз, - рассказывает Сергей Владимирович. - Первый занимается экспертизами тел умерших и погибших граждан, а также живых физических лиц. Это классическая судебная медицина. Основной пласт работы судебного эксперта - осмотр физических лиц на амбулаторном приеме или в стационарах, а также исследование тел умерших граждан. В последнем мы несколько пересекаемся с патологоанатомической службой, которая работает при учреждениях здравоохранения, но различия есть. Задача патологоанатома - исследование микропрепаратов с целью установления диагнозов и тел умерших в стационарах пациентов с целью сличения диагнозов, проверки правильности лечения и т.д. У судмедэкспертов задачи иные. Мы исследуем тела, имеющие признаки насильственной смерти или подозрения на насильственную смерть, исследуем фрагменты тел, костные останки. Обязательному вскрытию судмедэкспертом подлежат все умершие граждане с травмами. ДТП, убийства, тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть, падения с высоты, авиатравмы, повешения, отравления - это все наша работа. И плюс в обязательном порядке исследуем тела тех, кто скончался скоропостижно, без видимых на то причин и сопутствующих обстоятельств. В этом случае важно ответить на вопрос, не было ли насильственной смерти или несчастного случая. Обязательно исследуются тела с гнилостными изменениями, случайно найденные останки и захоронения. Судмедэксперт должен установить давность смерти, наличие телесных повреждений и причину смерти.

Коль уж заговорили о скоропостижных смертях - на судебно-медицинскую экспертизу направляются порой и тела совсем молодых людей, 20-25 лет, без видимых причин гибели...

- Они в обязательном порядке поступают к нам, ведь человек в таком возрасте должен жить и радоваться, а никак не умирать просто так. И у следственных органов всегда есть вопросы по таким случаям - почему умер человек? За медицинской помощью в большинстве своем молодые люди не обращаются, если нет каких-то хронических заболеваний или врожденной патологии. Поэтому, конечно, необходимо установить причину смерти.

Исходя из инфоповестки в СМИ, можно предположить, что наиболее частыми судебно-медицинскими экспертизами являются исследования жертв ДТП и костных останков, которые до сих пор находят на Брестчине. Так ли это?

- В структуре наших исследований большинство - порядка 60% - занимают все-таки экспертизы тел с подозрением на насильственную смерть. Часто на месте трагедии нельзя точно сказать, имела ли место насильственная смерть, поэтому назначается экспертиза. Она начинается еще на месте происшествия с визуального осмотра тела. Отмечу, что наши сотрудники не могут снимать одежду с покойного - максимум, расстегнуть пуговицы. Поэтому внешние повреждения и травмы не всегда можно заметить сразу. Судмедэксперт всегда слушает и следователя, который параллельно опрашивает очевидцев, устанавливая причины гибели. На этом этапе выдвигаются первые предположения, что могло случиться с человеком. Если трагедия случилась где-то в квартире, там могут быть медицинские документы погибшего, которые тоже помогут эксперту установить картину произошедшего.

Одежда на погибшем может сказать многое

Расскажите о последовательности работы судмедэксперта...

- Как уже было отмечено, все начинается с осмотра на месте происшествия - какие-то очевидные причины можно заметить уже там. Затем тело перевозят в судебно-медицинский морг, где эксперты проводят полноценное исследование согласно существующим у нас методикам и инструкциям. Первым делом изучается одежда - на предмет повреждений, наличия крови, биологических следов. Это очень важный этап, поскольку на трупах с гнилостными изменениями, где уже отсутствует часть мягких тканей, повреждения тела не всегда можно установить. А вот повреждения на одежде могут многое сказать эксперту, например, о наличии колото-резаных ранений.

Дальше начинаем исследовать само тело - на предмет установления давности смерти. Эта цифра всегда примерная, ведь динамика развития трупных явлений бывает разной и зависит от внешних факторов, претерпевая ряд изменений. Но если смерть наступила в течение суток, то ее давность можно определить с точностью до часа еще на месте происшествия. Чем дольше тело пролежало, тем больше временная «вилка»: от нескольких суток до нескольких лет.

Затем эксперт описывает все повреждения, найденные на теле, и проводит вскрытие. При необходимости биологический материал передается на медико-криминалистическое, гистологическое или химическое исследование. Состояние человека перед смертью (например, алкогольное или наркотическое опьянение), количество травматических воздействий, их характер и опасность очень важны для следствия с точки зрения квалификации преступления, жестокости его совершения. И только после того, как все результаты исследований получены, эксперт оформляет свое заключение. В среднем, от момента поступления тела до выдачи судебно-медицинского заключения проходит несколько недель. Это время, которое требуется на проведение всех необходимых исследований, для изучения дополнительных материалов.

«Любое воздействие на тело человека оставляет следы»

Плохо, когда есть труп, но хорошо, когда есть тело. А как быть с жестокими убийствами, когда жертв расчленяют, сжигают в печах, топят останки в водоемах или избавляются от них каким-то иным образом, заметая следы?

- Даже простая экспертиза трупа - очень сложная процедура. И ее сложность определяется количеством биоматериала, который есть в распоряжении судмедэксперта. Если есть только части тела, фрагменты или костные останки, то, конечно, причину смерти однозначно установить попросту невозможно. Косвенные признаки найти можно. Например, в останках военных лет есть в черепах округлые дефекты - следы огнестрельного ранения. И мы можем сделать вывод, что - скорее всего! - человек погиб от ранения в голову. Но если у эксперта только чистые неповрежденные кости без мягких тканей, то причину смерти установить невозможно.

А как быть с мифом про «идеальное преступление»? Можно ли замести следы условного убийства так, чтобы судмедэксперт их никогда не нашел?

- Любое воздействие на тело человека всегда оставляет следы. Опытный и внимательный эксперт их найдет и предположит, что что-то пошло не так. В моей практике и практике моих коллег были случаи, когда люди пытались скрыть следы убийства. Иногда очень очевидные. Один из частных специалистов по оказанию ритуальных услуг на дому приехал на вызов и увидел тело пожилой женщины, которое уже было подготовлено к процедуре по всем правилам, в том числе - религиозным. Но специалист случайно сместил со лба женщины бумажку - а там огнестрельное ранение! Или другой пример: в морг на хранение поступило тело женщины. Она долгое время болела, и родственники заявили, что умерла она от естественных причин. Участковый терапевт ничего подозрительного не заметил, но Следственный комитет попросил провести вскрытие. Ничего беды не предвещало: женщина аккуратная, ухоженная, одета в чистую и без повреждений одежду. Раздели, чтобы осмотреть тело, и под грудью заметили пластырь. Сорвали - там колото-резаная рана.

Бывают случаи, когда люди пытаются скрыть следы удушения как при самоубийствах близких родственников (не хотят, чтобы об этом знали соседи или еще кто-то), так и при убийствах, пытаясь выдать гибель человека за скоропостижную смерть. Но эксперты эти следы все равно заметят.

Сложнее приходится с отравлениями. В наше время существуют такие препараты, которые растворяются в организме без видимых следов. При обычном вскрытии судмедэксперт может ничего странного и не увидеть. Но надо понимать, что в случаях скоропостижной смерти, особенно молодых людей, всегда берется биоматериал на судебно-химическую экспертизу. И эксперт-химик обязательно найдет следы отравляющих веществ. Техническая база у наших экспертов-химиков очень хорошая. В особо сложных случаях отправляем материалы в Минск, где оборудование еще лучше. Любое отравляющее вещество всегда оставляет следы. Если не найдем его самого, то найдем его метаболиты. К счастью, отравление - не такой распространенный способ убийства. Чаще всего люди получают смертельное отравление сами и по неосторожности. Выпьют жидкость из непонятной бутылки в гараже - и умирают на следующий день. Но такие жидкости, которые оказывают деструктивное воздействие на внутренние органы, легко обнаружить в процессе исследования тела.

Убийство или самоубийство?

Вернемся на минуту к удушениям. В криминальном мире довольно известный ход - задушить человека и выдать его смерть за самоубийство, повесив на той же веревке или проводе. В чем очевидная разница глазами судмедэксперта?

- В детали вдаваться не будем. Но удушение петлей и самоповешение имеют свою морфологию, подделать которую невозможно. Человек, который никак не связан с медициной и судебной медициной, никогда не сможет даже близко ее смоделировать.

Полагаю, скрыть убийство без видимых признаков, бросив труп в воду и выдав за утопление, тоже невозможно?

- Вы верно заметили: это убийство. Человека каким-то образом убили, и мы это найдем. Черепно-мозговая травма, удавление руками, избиение с переломами костей и разрывом внутренних органов - все это на вскрытии будет видно. У утопления есть своя морфологическая картина.

Домашние тираны и рабочие-«членовредители»

Давайте о живых людях поговорим. Экспертиза физических лиц - что она предполагает?

- Такая экспертиза проводится в трех вариантах. Первый - провести внешний осмотр, зафиксировать телесные повреждения, сделать выводы об их тяжести, давности и механизме образования, если человек не обращался в органы здравоохранения. Второй вариант - осмотр и последующее изучение медицинских документов, если человек все же обратился за помощью к врачам, находился на стационарном лечении. В этом случае исследуются история болезней, амбулаторная карта. Третий вариант - когда человек получил телесные повреждения (самостоятельно или под чьим-то воздействием) и этим заинтересовались следственные органы. Гражданин вправе отказаться от внешнего осмотра, тогда экспертиза проводится по медицинским документам. Для следствия важны не только степень тяжести и время получения телесных повреждений, но и вероятность их получения в той или иной ситуации. Условно говоря, могли ли травмы у Иванова образоваться при тех обстоятельствах, о которых говорит Петров. Потому как версии участников расследования и свидетелей могут отличаться, а судмедэксперт поможет установить истину.

Мы проводим также экспертизы на платной основе. Человек, получивший телесные повреждения (чаще всего это бытовые травмы), может обратиться к нам для проведения медицинской экспертизы. В народе это называют «снять побои». Бытовое насилие, увы, никто не отменял. Жены и даже мужья после семейных конфликтов иногда не спешат обращаться в правоохранительные органы, но приходят к нам за заключением экспертизы. Для этого нужны только паспорт и желание. А заключение потом можно использовать как аргумент в суде. Но надо также понимать: если человек приходит к нам с менее тяжкими и тяжкими телесными повреждениями, то наши эксперты в обязательном порядке информируют правоохранительные органы. Нанесение таких травм влечет за собой уголовную ответственность. А ссадины, кровоподтеки, царапины и другие телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья, остаются на усмотрение заявителя. Заключение экспертизы он получит и уже с ним может сам обращаться в суд или правоохранительные органы.

А как быть с производственными «членовредителями»? Вот не дали человеку отпуск, а он пошел и руку в какой-нибудь станок засунул, дабы отпустили с работы...

- Обстоятельства получения телесных повреждений судмедэксперт не выясняет - это не наша компетенция. Мы только фиксируем факт получения травмы. Единственное, в чем мы можем помочь тем же страховым компаниям, осуществляющим выплаты за производственные травмы, - это установить давность получения повреждения. Условно говоря, человек утверждает, что сломал руку вчера на работе, а на самом деле этому перелому уже две недели. Судмедэксперт может также определить механизм образования травмы и понять, могла ли быть нанесена эта травма тем предметом, о котором говорит человек, или нет. Характер повреждения может не соответствовать заявленным обстоятельствам.

От мертвого заразиться сложнее

Не могу не спросить про коронавирус. Он сильно повлиял на работу ваших судмедэкспертов?

- Повлиял, конечно. В условиях пандемии любой выезд на место происшествия - потенциальный риск заразиться. В 2020-м году выездов на место происшествия в Бресте было около трехсот. Скажу так: от умершего человека шанс заразиться меньше - он уже не дышит, - чем от окружения людей, тех же родственников погибшего, или от каких-то вещей. Поэтому мы в обязательном порядке и в полном объеме обеспечили всех наших сотрудников средствами защиты. Проводили и исследование умерших от коронавирусной инфекции, никуда от этого не денешься. Противочумные костюмы, респираторы - все это у нас есть. Замечу, что тяжесть состояния человека зависит и от вирусной нагрузки - смотря сколько вируса вы «зацепили». А использование средств защиты минимизирует опасность. Можно сказать, пиковый этап пандемии мы продержались без потерь.

Беспредела 90-х уже нет

Что говорит судебно-медицинская статистика о положении дел на Брестчине?

- За полугодие у нас по Бресту обычно проводится около 400-500 экспертиз трупов и 3-4 тысяч экспертиз физических лиц. Работают у нас всего 10 судмедэкспертов. Работа тяжелая, но интересная. Наиболее сложные и одновременно познавательные экспертизы - исследования тел после ДТП. Скажу честно, в этом плане есть большой пробел в теоретической части. Все фундаментальные труды по судебно-медицинской практике при ДТП писались еще в СССР в 1960-е годы. Но какой был автомобиль тогда и какой сейчас? Появилось множество систем активной и пассивной защиты, картина ДТП другая. Приходится восполнять этот пробел практическим опытом, своими наблюдениями, и на основе этого ведется работа по созданию новой методической базы.

Неочевидных убийств немного. Чаще всего это бытовые убийства на фоне алкогольного опьянения. Они очевидные и не представляют особой сложности. Такого беспредела, как 1990-е годы, уже нет.

Что касается экспертиз физических лиц, то здесь аналогичная картина: бытовые травмы, травмы при ДТП, на производстве. Наши питейные заведения тоже не оставляют нас без работы.

Автор: Дмитрий Шиферштейн
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Больше новостей