Почему программирование нужно изучать с детства? 3 причины

Уникальный брестский художник-ювелир Николай Кузьмич: «Когда воссоздавал крест Ефросиньи Полоцкой – не думал о его ценности. Это как первая любовь»

10.01.2021 17:35
Общество

Знаменитый мастер рассказал «Комсомолке», собирается ли уехать за границу, не боится ли работать без охраны и как относится к тому, что сын пошел по его стопам.

Николай Кузьмич
Художник-ювелир Николай Кузьмич в своей мастерской. Фото: Роман ЧМЕЛЬ

О том, что брестский мастер-ювелир воссоздал утерянный в годы Великой Отечественной войны крест Ефросиньи Полоцкой, давно пишут в школьных учебниках. А подсмотреть, как работает знаменитый художник, может практически любой желающий в его галерее «Византий» в центре Бреста. Обычно Кузьмич прячется за ширмой, но иногда выходит переброситься с покупателями и туристами парой слов.

В конце 2020-го Николай Кузьмич отметил 70-летие. Цифра вроде бы внушительная, но ее сложно соотнести с энергичным и деятельным мастером.

Николай Кузьмич
Можно подсмотреть, как выглядит мастерская знаменитого ювелира. Фото: Роман ЧМЕЛЬ

– Я с горечью и печалью встретил этот день. 70 лет! Жизнь быстро полетела. Еще недавно думал, что все впереди, а оказывается, уже позади, – замечает Кузьмич.

Мы встречаемся с Николаем Петровичем в одной из его мастерских. В ней творческий беспорядок. Когда выключается лампа над рабочим столом, вдруг без помех начинает работать радио «Культура» на старом приемнике. На стене – герб «Пагоня». Еще до начала интервью Кузьмич предупреждает, что про политику говорить не будет. Ради мастерской и людей, за которых мастер несет ответственность.

Сейчас художник заканчивает очередную икону в технике древневизантийской перегородчатой эмали. Сфотографировать разрешает пока только эскиз иконы и один из готовых элементов.

– Ничего такая, да? Очень даже неплохо получается, мне нравится, – присматривается к работе мастер. – Это штучная ручная работа. Нерв должен быть на кончике пинцета. Тут нужна большая любовь к ручному труду и к материалу.

Николай Кузьмич
Сейчас мастер завершает работу над очередной иконой. Фото: Роман ЧМЕЛЬ

В этой сложной технике Николай Кузьмич работает уже больше 40 лет, художник получил множество госнаград, в том числе орден Франциска Скорины и премию «За духовное возрождение». Самая знаменитая работа Николая Кузьмича – воссозданный крест Ефросиньи Полоцкой. Оригинал создал в XII веке мастер Лазарь Богша по заказу самой Ефросиньи. А во время Второй мировой святыня была утеряна. Ювелир-современник трудился больше 5 лет и в 1997 году презентовал точную копию креста. С тех пор мастер выполнил еще множество знаковых для белорусской культуры изделий. Среди них серебряная рака для мощей святой Ефросиньи, иконы Кирилла Туровского, Ефросиньи Полоцкой...

Николай Кузьмич
Крест Ефросиньи Полоцкой хранится в Спасо-Ефросиниевском монастыре. Фото: из личного архива.

– Про то, что вы воссоздали крест Ефросиньи Полоцкой, я еще в школе в учебнике читала. Вы с тех пор сделали столько всего, а ваше имя все равно ассоциируется с крестом. Не обидно?

– Это как первая любовь и первый ребенок – запоминается на всю жизнь, хотя прошло уже столько времени. Я перерос этот крест, но он остался в памяти, все его знают. Наверное, такое медийное время сейчас, что человека узнают по чему-то одному. Кто там знает про Кирилла Туровского или святую Варвару – а крест знают все. И прекрасно.

– Художнику, наверное, неправильно задавать такой вопрос, но среди ваших работ есть любимые?

– Они все для меня родные, все одинаковые. Когда работаешь, любая работа вроде бы и любимая, а когда оканчиваешь, думаешь: Господи, можно было бы сделать и получше! Нет, я доволен своими работами, но всегда хочется лучше.

Николай Кузьмич
Фрагмент новой иконы в технике перегородчатой эмали. Фото: Роман ЧМЕЛЬ

– Даже крест?

– Крест уже история. Живет себе с миром и приносит радость. Люди приезжают в Полоцк поклониться ему. Кстати, надо и мне съездить в Полоцк, на раку для мощей святой Ефросиньи замки новые поставить. Я всегда приезжаю в это место с большим трепетом. Прекрасная земля, наш север. Какая там Западная Двина, какие валуны! Это надо видеть. А лес какой! Помню, попал в лес - и одурел: такие огромные ели! Совершенно другая энергетика. Озера по 50 метров глубиной...

Не представлял, что воссозданный крест станет святыней

– Когда вы делали крест Ефросиньи, понимали, что он станет одной из главных ценностей Беларуси?

– Нет. Я тогда вообще ничего не понимал. Работал с современной эмалью, мягко говоря, просто что-то мазал... Тогда я не занимался перегородчатыми эмалями - ими никто не занимался. Это был эксперимент! Когда-то владыка Филарет сказал про меня: «Я не верил, что он его сделает когда-нибудь!» И вот что вышло. Потом мы его еще переделывали, потому что я считал, что плохо сделал другую сторону. Уже появилось какое-то мастерство, а откуда ему было так спонтанно взяться? Нарабатывал его. Конечно, было приятно, что работу так высоко ценят, но все было тихо, без страстей.

Николай Кузьмич
Николай Кузьмич говорит, что идет на работу, как в театр! Фото: Роман ЧМЕЛЬ

– Знаю, что когда вы делали крест, вам нужна была охрана. А сейчас?

– Вот тут в иконе золото самой высокой пробы, хватит на хороший «Мерседес» точно. Но сейчас все под контролем. В мастерской есть тревожная кнопка. Боже, да кому я нужен?!

– Сколько времени нужно на создание иконы?

– Это длительная работа. Уже, наверное, месяцев семь делаем. Это все надо было нарисовать, сделать перегородкой, уложить пинцетом. Икона – сакральная вещь, она достойна этой техники. Для иконы стараешься сделать все самое лучшее. Это же эмаль, пока ее уложишь так, чтобы все смотрелось гармонично...

– Можно ли делать такие вещи, будучи неверующим человеком?

– Конечно, невозможно, даже кощунственно. Нечего и браться. Тут же игра чувств. Нужно вложить свою любовь в работу, хочется сделать так, чтобы икона и с точки зрения искусства была на самом высоком уровне, и с духовностью была совместима. Объединить это сложно.

«Хочу, чтобы невеста сына ценила его талант»

– Ваш сын Петр Кузьмич уже наступает вам на пятки. Он тоже работает с эмалью и делает роскошные ювелирные украшения. Вам нравится, что он пошел за вами?

– То, что я делал в 33 года и мой Петя сейчас – небо и земля. Он уже мастер передо мной, но ему еще работать и работать. Я ему помогаю, покупаю какие-то инструменты для работы.

Николай Кузьмич
Отец и сын Кузьмичи - знаменитые брестские художники-ювелиры. Фото: из личного архива.

– Он с вами советуется?

– Нет-нет! Он все сам! Пришел сегодня шлифовать эмаль: «Плохо все, ай-яй-яй!» Я хотел сказать: «Возьми и сделай лучше!» – но сдержался. Прошло минут 30, он стал мягче: «Уже хорошо!» Петя сложными изделиями тоже занимается. Знаете, вообще-то сын у меня замечательный, хорошую скульптуру делает. Мне нравится его работоспособность. Это я его уже как жениха рекламирую! Мне хотелось бы, чтобы у него была дама, которая могла бы ценить его талант.

Николай Кузьмич
Петр Кузьмич не только делает вместе с отцом сложные художественные работы, но и выпускает собственные коллекции украшений. Фото: из личного архива

– Много к вам приходило людей, которые говорили: «Научите меня»?

– Мало. Дело в том, что социализм давно прошел, у нас жесткие капиталистические отношения. За все надо платить. Человека пригласить, получить на него лицензию, налог заплатить… Никто не будет мне бесплатно давать помещение, электричество, эмали. Это должен быть какой-то большой культурный центр, школа. Думаю, если бы мы не гнались за коммерцией, а просто хорошо делали свое дело, деньги сами бы пришли за прекрасный продукт. Но я не знаю, почему так не получается.

– Как же искусство! Приходит к вам начинающий одухотворенный ювелир...

– Чтобы стать ювелиром, надо хотя бы академическое художественное образование получить. Да и где ты возьмешь этих одухотворенных людей, которые владеют рисунком, прошли школу... Их просто нет, не доезжают сюда. Я не имею в виду бытовое представление о ювелирном деле.

Николай Кузьмич
Николай Кузьмич возродил забытую технику работы с перегородчатой эмалью. Фото: из личного архива.

– У вас есть знаменитые заказчики?

– У меня все заказчики непростые. Сейчас одной нашей белорусской оперной певице буду делать кольцо в подарок, это была моя инициатива. Мне было так приятно ее слушать, что решил: дай-ка сделаю себе праздник – подарю ей кольцо. Порадую! Хорошо хоть не отказалась. Я делал украшения Войтюшкевичу, он мне очень нравится – душевный такой.

– Не было мысли уехать за границу?

– Я был во многих странах. В Германии, Испании, Франции, ездил на выставки. И скажу вам: никому ты там не нужен. Это своя среда, кумиры, свои мастера, которые нарабатывали имя десятилетиями. И тут явился кто-то типа Кузьмича – ну кто этому порадуется? Национальное искусство надо представлять у себя на родине, только здесь ты можешь быть признанным. Я был в польской Познани в музее: там попробуй найди хоть одного художника российского или белорусского – ни одного! Только польское искусство.

– На пенсию не собираетесь?

– Ну, куда мне! Сидеть? Я на работу иду, как в театр! Иду ваять, совершенствовать, прекрасное создавать!

Николай Кузьмич
Николай Кузьмич иногда выглядывает из своей мастерской, чтобы поздороваться с посетителями. Фото: Роман ЧМЕЛЬ

Автор: Оксана Бровач
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0