В их существование отказывались верить: чудовищные мортиры Гитлера

17.12.2017 19:39

Фото: aviarmor.net

Во время Второй мировой войны ученые и конструкторы Третьего рейха смогли создать ряд образцов мегаартиллерии. Мы уже писали о самой большой пушке Гитлера, сейчас пришла очередь огромных самоходных мортир калибра 600-мм.

Всего было построено шесть таких самоходных артиллерийских установок, каждая из которых получила имя скандинавского бога: «Балдур», «Вотан», «Тор», «Один», «Локи» и «Циу». Было и седьмое орудие, экспериментальное, «Фенрир».

Эти чудовищные орудия немцы применяли против самых неприступных советских укрепрайонов: в Севастополе и Бресте, а также при подавлении восстания в Варшаве.
Они принимали участие в немецком наступлении в Арденнах, сражениях при Балдже и во время захвата моста Людендорфа в битве при Ремагене.

Уничтожить «Линию Мажино»

Вынашивая планы нападения на Францию, немцы с опаской глядели в сторону неприступной «Линии Мажино». Поэтому для врытых в землю и хорошо защищенных дотов было решено создать большое орудие, которое могло бы их уничтожить. В техническом задании, выданном германским управлением вооружений сухопутных войск, фигурировала артиллерийская система, способная одним снарядом вывести из строя бетонный бункер с толщиной стен до девяти метров.


Фото: warhistoryonline.com

В итоге уже в 1937 году был создан настоящий монстр весом 54,5 тонны — для того времени это было просто невероятно много. Однако полевые испытания показали, что 600-мм мортира обладает целым рядом недостатков.

Помимо большого веса были и проблемы с транспортировкой — дальность огня огромными четырехтонными снарядами составляла всего один километр. Это значило, что разведка противника могла легко засечь и уничтожить орудие.

По итогу лафет решили сделать самоходным, вес снарядов снизить почти вдвое. Принятые меры помогли повысить дальность огня до четырех километров, но пробиваемость снизилась до 3−3,5 м железобетона.

126-тонный левиафан

До немцев никто не создавал орудий такого калибра на самоходном лафете. В движение лафет, способный выдержать нагрузку от отдачи в 700 тонн, в зависимости от модификации приводился бензиновым или дизельным двигателями.

Расход топлива составлял 175 литров в час (бензин) и 120 литров (дизель). В баках помещалось 1200 литров топлива. Этого хватало, чтобы преодолеть дистанцию в 42 км для бензиновой установки и 60 км для дизельной.


Фото: aviarmor.net

Бегала такая 126-тонная самоходка не очень быстро: в зависимости от типа трансмиссии максимальная скорость составляла 6 или 10 км/ч. Существовал запрет на передвижение самоходных мортир по мягкой почве, где они просто вязли и теряли гусеничную ленту.

Стреляла мортира редко — один выстрел в десять минут — но очень убойно. Снаряды весили немало: легкие бетонобойные — 1,7 тонны, тяжелые бронебойные — 2,17 тонны, фугасные — 1,25 тонны. Бетонобойные снаряды летели по очень крутой траектории, на конечном участке которой они разгонялись под действием силы тяжести.


Фото: aviarmor.net

Чтобы перевозить такой боезапас, нужна была грузоподъемность танка. Поэтому немцы и приспособили для этих целей средний Pz.Kpwf. IV Ausf. E, демонтировав с него башню. Подвоз боеприпасов к одному орудию осуществлялся двумя такими тягачами-погрузчиками. В один такой транспортер вмещалось четыре снаряда.

Расчет мортиры состоял из 19 человек — командира и 18 канониров. Таким образом общий расчет всей машины — 21 человек, 19 артиллеристов и два водителя.
Позиция для 600-мм мортиры тщательно выбиралась, по прибытии на нее корпус машины опускался.

Механизм опускания/подъема корпуса работал от основного двигателя. Но по каким-то причинам в руководстве по эксплуатации шасси № 1, датированном 1941 г., запрещалось опускать и поднимать шасси приводом от двигателя — экипажу предписывалось делать это самостоятельно, вращая специальную ручку.

Секретный «Проект 040»

Существование супермортир было тайной. Даже в секретном справочнике «Германские вооруженные силы», изданном в 1941 г., мортира обозначалась как «изделие 040 с тяжелой бетонобойной гранатой».

Только 9 сентября 1942 г. в журнале «Die Wermacht», выпускаемом Генштабом, были приведены рисунок и две фотографии «Карла», на которых была изображена установка «Тор», и это имя попало в журнал. Вскоре этим именем стали называть все 60-см мортиры. В СССР с 1944 г. эти мортиры называли СУ-600.


Фото: aviarmor.net

Все семь мортир были готовы к августу 1941 года и опоздали на «Линию Мажино», поэтому боевое крещение получали уже в боях с Красной Армией.

Четыре первые мортиры вошли в 833-й дивизион, 1-я батарея состояла из мортир «Балдур» и «Вотан» (кстати, первоначально их называли «Адам» и «Ева») и действовала против ДОТов и укреплений «Линии Молотова», поддерживая наступление Группы армий «Юг».

Вторая батарея — «Тор» и «Один» — усилила Группы армий «Центр», их целью стала Брестская крепость.

Каждая батарея имела 14 мотоциклов, включая два с коляской, 5 легковых автомобилей, 6 внедорожников, две машины связи, 8 тяжелых полугусеничных тягачей с 8 трейлерами-прицепами и 4 транспортно-заряжающих машины на базе танка Pz. IV. Группа обеспечения имела 11 грузовых автомашин (грузоподъемностью 3 и 4,5 тонны). Всего батарея насчитывала 160 солдат и офицеров.

Большие, но малоэффективные

Боевое крещение у мортир получилось так себе. После того как «Адам» и «Ева» были выгружены около Перемышля (Польша), куда они прибыли по железной дороге, им предстояло дойти своим ходом до огневой позиции. У «Адама» — получилось, а у «Евы» слетела гусеница, так что о бое речь даже не шла. «Адам» же выпустил четыре снаряда по позициям Советской армии.


Фото: pro-tank.ru

В итоге обе мортиры немцы отправили обратно в Германию, указав в рапорте от 23 июня 1941 г., что такие орудия им пока не нужны, и отметили технические трудности применения 600-мм орудий.

2-я батарея 833-го дивизиона повоевала несколько больше на позициях южнее Тересполя, недалеко от реки Западный Буг (с другой стороны реки находится город Брест).

Огонь они открыли 22-го июня. «Тор» выпустил три снаряда, а «Один» — четыре. Дальше оба орудия замолчали — дефектные снаряды застряли в стволах. Разрядить оба орудия удалось к вечеру.


Фото:twimg.com

23-го июня «Один» выпустил 7 снарядов, «Тор» не стрелял по причине поломки. Утром 24-го июня «Тор» произвел 11 выстрелов, «Один» — 6 снарядов.

В дневнике начальника немецкого Генштаба Гальдера за 24 июня 1941 года упоминается выдача указаний генералу артиллерии Бранду выяснить эффективность огня артустановок. Спустя четыре дня Бранд доложил, что мортиры действовали весьма эффективно.

На самом деле — нет. По взятии Брестской крепости выяснилось, что бетонные бункеры не получили ни одного прямого попадания. Снаряды оставляли воронки в грунте шириной 15 метров и глубиной три метра. Два снаряда не разорвались. При взрыве облако дыма и пыли поднималось на высоту 170 метров.

Советское командование не верило в их существование

Осень и зиму мортиры провели на заводе в Дюссельдорфе, затем 4 марта 1942 г. поступил приказ об отправке батареи 600-мм орудий («Тор» и «Один») на Восточный фронт в распоряжение 11-й армии.

Мортиры разместили под Севастополем, чтобы сокрушить неприступные советские форты «Максим Горький» (30-я бронебашенная береговая батарея) и «Бастион» (командный пункт 30-й батареи).

На этот раз «Тор» и «Один» долго работали по целям. Всего было выпущено около 122 снарядов, из которых, по советским данным, не разорвалось или распалось на несколько крупных кусков до 40%.

Поначалу советское командование не поверило в существование таких монстров.
Автор «Севастопольских дневников» генерал-майор А. И. Ковтун пишет: «Данные о снаряде вызывают недоумение — длина около 2 м, калибр 615 мм. Не может быть! Георгий Александер (командир 30-й батареи) требует к себе кого-нибудь из штаба.


Неразорвавшийся 600 мм снаряд. Фото: aviarmor.net

Едет начальник разведки Харлашкин. Через час он звонит, что действительно снаряд точно такой, как доложил Александер. Теперь понятно, о каком оружии говорили пленные, — огромная мортира со снарядом громадной пробивной силы. С батареи доносят, что найдены осколки снаряда, предположительно, еще более крупного калибра».

Интересный факт, что один из снарядов для изучения был доставлен во флотский арсенал в Сухарной балке. При отступлении арсенал пришлось взорвать, но снаряд не детонировал и пролежал до 1957 года, пока не был ликвидирован саперами.


Фото: aviarmor.net

Если говорить об эффективности обстрела, то прямых попаданий было немного, полностью подавить батарею не удалось. Например, расчету «Тора» удалось попасть бронебойным снарядом в двухорудийную башню № 1. Хотя гарнизону за ночь удалось восстановить башню, стрелять могло только одно орудие. Второе попадание было в бетонный массив батареи, снаряд пробил трехметровый железобетон и повредил отделение химических фильтров батареи.

Вообще сооружение получило несколько прямых попаданий 600-мм снарядов, в результате которых перекрытия получили трещины, откололись куски бетона, но в целом сооружение устояло. Полностью вывести из строя батарею немецкие мортиры так и не смогли.

Последние бои

Учитывая секретность, которая сопровождала применение этих мортир, а также утрату большей части документов под конец войны, дальнейшую судьбу этих орудий проследить сложно. Известно, что часть орудий — «Локи», «Тор» и, скорее всего, «Фенрир» — получили после капитального ремонта новые стволы калибром 540 мм и длиной в 11,5 калибров. Это увеличило дальность стрельбы с 4 до 10,4 км.


Фото: worldwarphotos.info

В 1944 году немцы применили мортиру «Циу» против восставших поляков. Орудие обстреливало в городе позиции восставших. Один из снарядов разорвался при попадании в отель «Прудентиаль». После войны его отреставрировали, и в 1954 году там открылась гостиница «Варшава». Эффективность «Циу» оказалась неожиданно высокой, и войска запросили еще три таких на подмогу.

После подавления восстания «Циу» был отправлен в ремонт. Известно, что «Локи», «Тор», «Один» и «Вотан» (бывшая «Ева») участвовали в обороне Нормандии: использовались в битве при Балдже и для попытки разрушить мост Людендорфа, принимали участие в боях за Ремагенский плацдарм, но значительных успехов не добились.

Впоследствии «Один» и «Вотан» были повреждены бомбами. «Циу» находился на фронте, и последнее упоминание о нем датируется 19 января 1945 года.

После войны

Мортиры «Вотан» и «Локи» были захвачены американскими войсками в период с 21 марта по 11 апреля 1945 года. Их испытывали на Абердинском полигоне и позже утилизировали.


Фото: wikimedia.org

«Циу», вероятнее всего, был захвачен Советской армией 20 апреля 1945 года в Ютеборге. Сейчас его можно увидеть в музее в подмосковной Кубинке под именем «Адам». Считается, что трофеем советов стал и «Тор». Остальные, предположительно, были уничтожены самими немцами, а вот судьба седьмой мортиры «Фенрир» до сих пор неизвестна.

Источник: TUT.BY
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0

Интересно