Вдова погибшего на нефтегазовом комплексе «Лукойла» работника отсудила 60 тысяч рублей

19.10.2019 22:14
Общество

Два месяца назад на том же НГК снова загорелся бензовоз той же самой гродненской фирмы, пишет Вечерний Брест.

Вдова погибшего на нефтегазовом комплексе «Лукойла» работника отсудила 60 тысяч рублей

Летом прошлого года в жизнь семьи Арсеновичей пришла беда. Трагически погиб глава семейства. Ему было всего сорок три года. Александр работал оператором на нефтегазовом комплексе ИООО «Лукойл-Белоруссия». Третьего июня 2018-го, когда он заправлял цистерну бензовоза, принадлежащего гродненской фирме «Данко», машина загорелась, и Александр получил серьезные ожоги. Реанимация, семь операций по пересадке кожи, двухмесячная борьба организма за жизнь. Увы, когда прогноз врачей был уже оптимистичным (брестчанина даже готовили к выписке), у него внезапно оторвался тромб, и 9 августа Александра не стало. Сиротами остались 12-летний сын и 6-летняя дочь. В заключении о смерти медики напишут: ее причиной стали телесные повреждения, связанные с пожаром. Вдова Александра Ирина до сих пор корит себя, что не настояла на переводе супруга в одну из столичных клиник. Возможно, тогда исход был бы другой. Но это все из области предположений.

Сегодня, спустя год после того, как случилась трагедия, Ирина хочет истребовать с виновных в смерти мужа компенсацию морального вреда за причиненные ей, а также ее несовершеннолетним сыну и дочери моральные страдания. Виновными она считает должностных лиц брестской нефтебазы «Лукойла» и водителя «Данко», которые, по ее мнению, не выполнили до конца свои должностные инструкции. Потому и предъявила к ним солидарный иск на 90 тысяч рублей: по 30 на себя, на сына и дочь.

На мировую ответчики не пошли

Как следует из официального заключения следствия, причиной воспламенения могло стать неправильное заземление автомобиля во время заправки, из-за чего возник разряд статического электричества. Впрочем, данные экспертизы на 100 % эту версию не подтверждают. Материальный ущерб, нанесенный оборудованию нефтебазы, ИООО «Лукойл-Белоруссия» взыскало с «Данко» в экономическом суде Гродненской области. «Данко», в свою очередь, с подобным иском не обращался. Но и виновным в трагическом происшествии себя не считает. О чем директор предприятия не единожды подчеркивал в ходе судебного разбирательства по иску Ирины Арсенович. Представитель «Лукойла», юрист Сергей Тишкевич, говорил о том, что его компания готова была заключить мировое соглашение с вдовой погибшего сотрудника и выплатить ей определенную сумму (какую именно, он не называл), но только вместе с «Данко». Поскольку «Данко» платить отказался, мировое соглашение не состоялось.

Пока шел процесс...

В последний день июля 2019-го на нефтебазе «Лукойла» в Бресте происходит второй за год с небольшим случай воспламенения бензовоза, и снова... компании «Данко». На сей раз, к счастью, обошлось без пострадавших, однако машина выгорела полностью. О чем в ходе судебных прений не преминули вспомнить обе стороны. Представитель «Данко»: «31 июля, когда производилась заправка, заземление водителем было сделано правильно, по инструкции. Но это не помогло избежать возгорания. Наливной шланг на «Лукойле» имеет длину 120 см. А высота цистерны от дна до наливного люка составляет 230 см. Между тем, согласно требованиям инструкции, шланг должен погружаться в цистерну полностью, в противном случае возможен разряд, который с большой долей вероятности спровоцирует воспламенение, особенно в жаркий день... Хотя специалисты называют более 700 (!) причин, почему это может произойти».

Вдова погибшего на нефтегазовом комплексе «Лукойла» работника отсудила 60 тысяч рублей

Представитель «Лукойла»: «Не надо всю ответственность перекладывать на нас. Водитель автомобиля - такой же участник технологического процесса налива топлива и так же должен нести свою долю ответственности. Мы работаем в Бресте семь лет, за которые у нас было только два случая воспламенения бензовоза при заправке топливом, и оба раза это происходило с машинами «Данко». По второму случаю еще проводятся следственные действия. Но это, мне кажется, уже наводит на определенные мысли: все ли в порядке с автомобилями данного предприятия?»

Однако спор о том, кто больше виноват в несчастном случае с гибелью оператора, так ни к чему и не привел. Каждая сторона осталась, судя по всему, при своем мнении. А вот Ирина Арсенович задала обоим представителям субъектов вполне резонный вопрос: «Если у вас были нарушения и вы о них знали, почему работали дальше, ничего не пытались изменить? Значит, всех все устраивает? Так и будете до следующего несчастного случая?» Ответа не прозвучало...

Фактически этот же вопрос задала руководителю «Данко» судья: «Если вы знали, что «Лукойл» не может обеспечить четкое соблюдение всех правил наливки топлива в цистерну, зачем ехали?»

Ответ, который выдал директор «Данко», осмелюсь предположить, прозвучал бы от подавляющего большинства субъектов хозяйствования в подобной ситуации: «Я связан условиями договора. У меня люди работают. Не могу же я их уволить».

От редакции

Уволить, значит, нельзя. А подвергать опасности их жизнь и здоровье... почему нет? Тем более, что автомобиль априори, а перевозящий топливо - в кубе, является источником повышенной опасности... Впрочем, реальность такова, что «повышенная опасность» для сотрудников таких предприятий существует всегда, на протяжении всего рабочего времени. Но в теории. А боль и горе пришли в семью погибшего Александра Арсеновича вполне реальные. Которые уже никогда не могут заглушить никакие материальные выплаты. «Я отдала бы все, чтобы вернуть мужа и отца моих детей», - скажет Ирина на суде.

Да, погибшего, к сожалению, уже не воскресить. Но, быть может, есть где-то наверху сила, которая заставит задуматься чиновников, руководителей, всех, кто пишет многочисленные инструкции по безопасности (нередко противоречащие друг другу) и кто призван их неукоснительно соблюдать, что тоже не всегда возможно без дополнительного финансирования. Ведь почти все эти инструкции, как сказал мне один из специалистов по охране труда, «написаны кровью».

P.S. Решение суда Ленинского района - удовлетворить иск пострадавшей семьи. Фирма «Данко» и ИООО «Лукойл-Белоруссия» должны в солидарном порядке выплатить Ирине и ее детям по 20 тысяч рублей. Решение это в законную силу пока не вступило и может быть обжаловано сторонами в установленном порядке.

Автор: Борис Павловский
Фото: источника
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 1
Наталья Солнцева
О как пишут - опять "Данко"! А никого не смущает,что это снова Лукойл и снова таже самая заправка?!!! Ох и гады на Лукойле, всю свою вину валят на других, а у самих оборудование старье! Данко только перевозчик!!! Лукоил заправщик!
20.10.2019 12:32
Популярные новости
Больше новостей