Въехать можно, а выехать — нет: на польской границе у белорусов арестовали Toyota Land Cruiser. Владельцы намерены идти в суд

26.12.2017 10:38
Граница

Ирина с мужем купили Toyota Land Cruiser на автомобильном рынке в Объединенных Арабских Эмиратах. Морем машину доставили в Литву, оттуда своим ходом она приехала в Беларусь. Растаможка, оформление — многим это знакомо. Все было нормально: супруги остались довольны автомобилем, много ездили, не раз совершали поездки в Европу. В ноябре этого года вояж в Польшу закончился неожиданно: въехать на территорию ЕС белорусы смогли, а при выезде их транспортное средство арестовали. Что вызвало вопросы у польских пограничников, почему водителя более суток продержали под стражей и смогли ли супруги вернуть свою машину?

«Арабский» Land Cruiser

Пять лет назад Ирина с супругом совершали поездку в Объединенные Арабские Эмираты. Была идея совместить путешествие с покупкой автомобиля.

— Мы нашли в интернете информацию об авторынке в Эмиратах, решили присмотреть там машину. С учетом того, какие законы действуют в ОАЭ, была уверенность, что автомобиль на 99% будет «чистым», — рассказала женщина.

На авторынке супруги присмотрели Toyota Land Cruiser. Разумеется, белого цвета.

— Купили машину без каких-либо проблем. Все вопросы были связаны с тем, как доставить Toyota в Беларусь. Для этого мы нашли крупную компанию, которая занимается контейнерными перевозками по всему миру. Таким образом автомобиль попал в Клайпеду, а уже из Литвы мы пригнали его своим ходом, пройдя все необходимые процедуры, в том числе растаможку и оформление.

Так в семье появился Land Cruiser. Вопросов почти не возникало. Муж Ирины, который как раз работает с машинами, привел Toyota в порядок.

— В ту пору (не знаю, как сейчас) у арабов была мода: они весь кузов автомобиля обклеивали наклейками со своей вязью. Мы эти наклейки убрали, но на лакокрасочном покрытии остались следы. Поэтому машину перекрасили. Также меняли те элементы, на которых были арабские обозначения — хотелось, чтобы транспортное средство выглядело именно европейским. Например, заменили боковые зеркала — на них была арабская вязь, — отметила женщина.

Автомобилем пользовались регулярно. Ездили по Беларуси, много раз пересекали границу с Евросоюзом. Никаких проблем не было вплоть до ноября этого года.

Въехать можно, а выехать — нет

— 1 ноября мы с мужем и сыном въехали на Toyota в Польшу. Границу пересекли через пункт пропуска «Тересполь», никаких вопросов не возникло. Поездка пришлась как раз на День всех святых, который отмечают католики. Поэтому в Польше мы задержались на пару дней. А 3 ноября, отдохнув в гостинице, поехали домой той же дорогой. Ничего особенного с собой не везли, проблем не ждали, было хорошее настроение, — вспоминает Ирина.

В пункт пропуска на границе они приехали около 9 часов утра. Польский пограничник попросил водителя вывернуть колеса, чтобы проверить номер рамы. Он проверил также VIN-номер, расположенный под лобовым стеклом.

— Страж граничный стал расспрашивать мужа о том, откуда эта машина — он ее принял за европейскую. Муж отвечал на все вопросы, рассказал, как мы доставляли ее из Арабских Эмиратов. Что-то пограничнику не нравилось — это было заметно. Он стал разглядывать бирку с VIN-номером, которая находилась на одной из дверей. Чем-то его эта бирка смущала. Возможно, когда автомобиль перекрашивали, ее перевешивали — я точно не знаю. Пограничник заявил, что мы должны были заказать оригинальную бирку, — рассказала собеседница.

Время шло. Водители, стоявшие в очереди за Toyota, уже высказывали недовольство задержкой.

— Пограничник позвал своего коллегу. Тот походил, посмотрел и, как мне показалось, сказал, что с машиной все нормально. Но, наверное, нам просто не повезло в тот день — попался не тот страж граничный. Он ни за что не хотел пропускать нас домой: куда-то уходил, возвращался, фотографировал автомобиль. Мы пытались ему что-то объяснить, выяснить причину задержки, даже позвали старшего смены. Разговор с нами был короткий: нам указали, что мы находимся в Польше, а не у себя дома, и что все будет так, как скажут пограничники.

После этого водителю сказали, чтобы он выехал из коридора и припарковался в стороне. Это означало, что дела совсем плохи.

— Мужа тут же увели в участок. Ключ от машины забрали. Мы остались с сыном одни, — говорит Ирина.

Арест автомобиля и сутки, проведенные под стражей

В ноябре в Польше холодно. Завести автомобиль и включить обогрев Ирина не могла. Спросить, что происходит, было не у кого. Женщина старалась не паниковать.

— В машине мы с сыном просидели довольно долго. Затем пришел пограничник и потребовал документы на автомобиль. Саму Toyota тщательно осмотрели. Ума не приложу, что они в ней искали. Меня также отвели в участок. Я отвечала на вопросы об автомобиле. Подписывать ничего не стала, так как плохо понимаю польский язык и потому не знала точно, что они написали, — рассказала наша читательница.

В конце концов ей с сыном разрешили уйти. Машина оставалась под арестом. Супруг также был задержан. Пограничники оставили под стражей именно водителя, несмотря на то, что по документам собственницей является Ирина.

— Мне сообщили, что мужа переведут в полицейский участок, но не сказали, когда это произойдет. Мы вызвали такси, перегрузили личные вещи из машины и уехали в отель. Там я оставила ребенка, а сама поехала в полицию. Прождала мужа 6 часов, но никто так и не появился. Я металась между полицейским участком и границей на такси, не зная, что мне делать.


Забегая вперед, отметим, что мужчину продержали под стражей в общей сложности более суток.

— Муж рассказывал, что ему задавали вопросы об автомобиле. При этом машина не значилась ни в одной базе розыска, но якобы были сомнения в подлинности VIN-номера. Супруг провел в участке целую ночь и весь следующий день. Ему сказали снять цепочку, кольцо, шнурки, вывернули карманы. Все имущество описали. Говорит, условия содержания были нормальные. Покормили какими-то консервами, дали книжку, сигареты...

Позднее, когда Ирина все же узнала, где находится муж, она смогла передать ему питьевую воду и лекарства, которые он принимает.

На следующие сутки, ближе к полуночи, ее супруга выпустили. Из Беларуси за родителями приехала дочь. У девушки есть права, машина, шенгенская виза. Так семья вернулась домой. Дальнейшая судьба Toyota оставалась неизвестной.

В эти дни на польских сайтах появилась информация о задержании водителя автомобиля Toyota Land Cruiser в пункте пропуска «Тересполь». Было указано, что на машине, стоимость которой оценили в 100 тыс. злотых (около 28,5 тыс. долларов в эквиваленте), есть следы вмешательства в VIN-номер.

Борьба за машину

— Я позвонила в белорусское консульство в Бялу-Подляску. Там нам очень помогли, хоть, как мы поняли, рычагов воздействия на польскую сторону практически нет. Но, по крайней мере, с нами всегда был на связи представитель консульства, оказывавший ту помощь, которую мог, — рассказала собеседница.

В семье решили, что не будут молчаливо ожидать решения из Польши. Как только закончились выходные, Ирина снова отправилась за границу.

— Прокуратура, стражи граничные, криминальная полиция — я стучалась во все двери, задавала вопросы, писала жалобы. Тяжелее всего было с пограничниками — они просто не хотели разговаривать. Когда мы с мужем въезжали в Польшу, нас спросили о цели поездки. Мы рассказали, что здесь арестовали нашу машину. Не представляю, что это за совпадение, но тогда к нам прислали того самого пограничника, который арестовал Toyota. И началось: нас досматривали так тщательно, как только возможно. С кинологами и так далее. Это продолжалось до тех пор, пока люди в очереди не стали скандалить. Теперь, к слову, так проходит каждое наше пересечение границы. Но нам бояться нечего — мы сигарет не возим.

В Польшу женщина приезжала еще четырежды. Каждый раз приходилось оставаться на ночь в гостинице, так как за один день не удавалось добиться ничего конкретного.

— Чаще всего приходилось общаться с прокурором. Мы предоставили весь пакет документов на машину, в том числе те, которые касались транспортировки из Объединенных Арабских Эмиратов. Показывали фотографии, отвечали на все вопросы. Каждый раз с нами присутствовал представитель белорусского консульства.

В конце концов была назначена экспертиза, призванная установить подлинность VIN-номера.

— Наша машина оборудована противоугонной системой. Когда прокурор нам сказала, что назначили экспертизу, мы попросили, чтобы нас на нее пригласили. Мы были согласны открыть и завести машину, чтобы эксперты посмотрели все, что им нужно. В положенный день мы приехали в Польшу, но к автомобилю нас не допустили. В результате чтобы открыть капот, эксперты разобрали половину панели управления. Для чего было увечить машину? В конце концов экспертиза подтвердила то, что нам и так было известно — никаких проблем с VIN-номером нет.

28 ноября, спустя примерно четыре недели после ареста, прокурор выписала постановление, в соответствии с которым белорусы могли забрать свой Land Cruiser.

Дорога домой

Машину вернули. Это стало отличной новостью для всей семьи. Но не обошлось без ложки дегтя: 28 ноября у Ирины не получилось забрать автомобиль.

— Мы приехали на стоянку в 14:20. Все-таки дорога — вы понимаете. Но оказалось, что машины выдают только до 14:00. И все — никаких разговоров, — пояснила она.

Кроме затрат на дорогу и гостиницу это означало еще одно: за пребывание транспортного средства на стоянке придется платить. Дело вот в чем: поскольку автомобиль признали «чистым», а его владельцев — законопослушными, они не обязаны были оплачивать то время, которое машина провела на стоянке, пока длилось разбирательство. Но 28 числа прокурор выписала постановление о том, что Toyota можно забрать. Соответственно, каждый новый день нахождения автомобиля на стоянке уже оплачивался по действующему тарифу. Ирине пришлось заплатить за два дня — около 25 долларов в эквиваленте.

Теперь о том, почему платили именно за два дня.

— Спустя три недели, которые машина простояла на границе, ее на эвакуаторе увезли на стоянку стражей граничных, откуда мы ее и забирали. Когда нам выдали документы об эвакуации, мы обратили внимание на то, что в них были указаны такие повреждения автомобиля, которых прежде не было. Я в этом абсолютно уверена, так как фотографировала всю машину перед тем, как ее арестовали, — рассказала наша читательница.

Поэтому Ирина, прежде чем забрать Toyota, пригласила польского независимого эксперта. Тот оценил состояние транспортного средства и указал все изъяны. Женщина получила список из 25 пунктов, в котором указаны повреждения ее автомобиля, и намерена добиваться компенсации.

— Мы уже перевели документ, выданный польским экспертом, на русский язык. Эту бумагу передали оценщику для того, чтобы он определил сумму, требующуюся на восстановление машины. Я обращалась с этим вопросом к польскому прокурору, но она сказала, что это не ее компетенция и с гражданским иском мы вправе обращаться в суд.

30 ноября белорусы на своей Toyota наконец пересекли границу.

Что будет дальше?

Будет суд. По крайней мере, Ирина готовится к судебному разбирательству. Она намерена добиваться компенсации ущерба, нанесенного ее автомобилю.

— Как только получим оценку стоимости повреждений, будем писать жалобу в суд, требовать от стражей граничных возмещения ущерба. Я считаю все произошедшее издевательством: арест автомобиля, задержание мужа, — говорит женщина. — Мы уже общались с польским адвокатом. Он из Тересполя и говорит по-русски. И он нам откровенно сказал, что не возьмется за это дело, потому что город у них маленький, все друг друга знают. А они с женой тоже ездят через границу. То, что в этом регионе никто не будет нам помогать, чтобы не идти на конфликт со своими пограничниками, подтвердил еще один человек. Но нам все равно. Если потребуется, будем искать юриста в Варшаве, Люблине — где угодно. Готовы идти по всем инстанциям, чтобы доказать, что мы люди и у нас есть права.

Источник: Онлайнер
Автор: Виталий Петрович
Фото: Ирина для auto.onliner.by
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0