Вменяем ли Казакевич и что с ним будет дальше? Что показала психолого-психиатрическая экспертиза

20.02.2018 22:33
Общество

После нападения осужденного Казакевича на контролеров шкловской колонии №17 Следственный комитет предъявил ему обвинения в покушении на убийство. Главный вопрос был в том, какой вывод о его психическом состоянии сделают эксперты. И похоже, на этот вопрос уже есть ответ. В распоряжении Onliner.by оказались результаты экспертизы заключенного.

Какие вопросы стояли перед экспертами, проводившими экспертизу?

Владиславу Казакевичу провели сразу две психолого-психиатрические экспертизы. В первой перед экспертами стояли 27 вопросов, во второй — 15.

В том числе страдал ли заключенный в то время, когда нападал на контролеров, какими-либо психическими заболеваниями, расстройством психики, слабоумием или иным болезненным состоянием психики. И если страдал, то каким именно?

Страдает ли сейчас Владислав Казакевич какими бы то ни было психическими заболеваниями? Есть ли у него симптомы шизотипического расстройства, которое ему поставил РНПЦ психического здоровья в 2014 году?

Ухудшилось ли его психическое состояние в период нахождения под следствием и при отбытии наказания? Получал ли он психотропные препараты?

Нуждается ли он в принудительных мерах безопасности и лечения? Нуждается ли он в психиатрическом лечении и в каком? Состоял ли он на диспансерном наблюдении в психиатрических учреждениях и проходил ли лечение?

Представляет ли Казакевич в силу своего психического состояния социальную опасность для себя и окружающих? Признает ли он сам наличие у себя психологического расстройства и какого?

А также может ли Казакевич с учетом состояния своего психического здоровья помещаться в штрафные изоляторы, помещения камерного типа в исправительных учреждениях и находиться там, в том числе содержаться в ограниченном пространстве и в одиночестве длительное время?

Что ответили эксперты?

Эксперты-психиатры определили, что Казакевич страдает определенным расстройством личности. Подобное психическое расстройство не относится к категории хронического психического расстройства, временного расстройства психики, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Симптомов шизотипического расстройства у него не выявлено.

Они также отметили, что Казакевич мог осознавать фактический характер и опасность своих действий, а также в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. Он не нуждается в принудительных мерах безопасности и лечения, применяемых к лицам, страдающим психическими расстройствами.

— В настоящее время Казакевич может сознавать значение своих действий и руководить ими, — говорится в тексте экспертов. — Выявленные у него такие симптомы смешанного расстройства личности, как ригидность, упрямство, позиция безответственности и пренебрежения социальными правилами и обязанностями, являются теми психическими недостатками, в силу которых он не способен защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе.

Отец Казакевича: «Есть справка, в которой указано психическое заболевание»

Валентин Казакевич с такими выводами экспертов не согласен. Он показывает выписку из РНПЦ психического здоровья, врачи которого поставили его сыну в октябре 2014 года психиатрический диагноз.

— Смотрите, справка выдана бессрочно, — говорит он. — Я ее смог получить только после того, как в материалах уголовного дела мы обнаружили факс с выпиской из медкарты с зачеркнутыми некоторыми его прошлыми диагнозами. Этот факс врачи из РНПЦ психического здоровья отправили в Городской клинический детский психиатрический диспансер 24 октября, когда Влад выписался от них.

По мнению Валентина, его сына лечили не по тому диагнозу. Истинный диагноз ни он, ни жена, ни даже сам Влад не знали.

— Более того, его состояние усилил и препарат от акне, — говорит Валентин. — Именно отсутствие квалифицированной помощи медиков, то, что они, на мой взгляд, формально подошли к вопросу (у нас есть даже частное определение суда, в котором об этом говорится), и привело к этой трагедии. Если бы ему своевременно оказали медицинскую помощь, тогда, возможно, ничего такого бы не случилось. Я не говорю, что он не виновен, но его нужно лечить. По нашему законодательству с таким заболеванием он не может отбывать наказание в исправительной колонии.

Валентин Казакевич говорит, что готовится подавать в суд на врачей, лечивших его сына.  К делу также подключились и юристы правозащитной организации «Платформа». По мнению лидера организации Андрея Бондаренко, есть вероятность, что к случившемуся в торговом центре «Новая Европа» привела в том числе и халатность врачей.

Что сейчас происходит с Казакевичем?

Заключенного Владислава Казакевича перевели из исправительной колонии №17 города Могилева в следственный изолятор, который находится в могилевской тюрьме №4, на время, пока будет идти следствие. Когда оно окончится, неизвестно.

Валентин Казакевич говорит, что его сын больше 70% времени своего заключения (а он сидит уже больше 230 дней) находится либо в штрафном изоляторе (ШИЗО), либо в карцере за различные нарушения.

— Его не лечат, состояние сына ухудшается, — говорит Валентин Казакевич. — Мы стали судиться и с исправительной колонией, но тщетно. Сейчас написали жалобы в Генеральную прокуратуру, пытаемся как-то прекратить эту практику. Да, он виноват, он должен понести за это наказание, но ведь есть закон, который нужно исполнять.

Раз он вменяем, могут ли применять смертную казнь?

Уголовное дело возбудили по ч. 1 ст. 14, п. 1, 10 и 16 ч. 2 ст. 139 «Покушение на убийство двух лиц в связи с осуществлением ими служебных обязанностей лицом, ранее совершившим убийство» Уголовного кодекса.

— Согласно ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса ответственность за покушение на преступление наступает по той же статье особенной части настоящего кодекса, что и за оконченное преступление со ссылкой на данную статью, — рассказала Onliner.by адвокат адвокатского бюро «Хмылко, Ярмош и партнеры» Елизавета Ярмош. — Санкция ч. 2 ст. 139 подразумевает наказание от 8 до 25 лет, или пожизненное заключение, или смертную казнь. Но здесь есть одно но. Согласно ч. 2 ст. 67 нельзя применить смертную казнь за приготовление к преступлению или покушение на него. Следовательно, в случае признания Казакевича виновным в покушении на совершение убийства (ч. 2 ст. 139 УК) смертная казнь не может быть назначена.

Максимальный срок, который могут дать Владиславу Казакевичу, — это 25 лет лишения свободы, а также усилить режим отбытия наказания.


Напомним, 8 октября 2016 года 17-летний Владислав Казакевич напал с бензопилой, а потом и с топором на посетителей торгового центра «Новая Европа». Во время нападения погибла 43-летняя Елена Александронец, пострадала 46-летняя Оксана Витвер, а также Ирина Баешко.

Потерпевшими по делу Казакевича признали мужа Елены Александра Александронца, его дочку, инвалида по слуху, ее мать и сестру. А также Оксану Витвер, Ирину Баешко, которая отбивалась от нападавшего, и Анну Розентову, Казакевич замахивался на нее, но девушка успела убежать.

Во время судебных заседаний Владислав Казакевич говорил, что «просто хотел попилить людей», а также взять заложников, дождаться спецназа, который бы его убил. За время суда Казакевич ни разу не сказал, что раскаивается. Он говорил, что хочет вернуться и доделать начатое.

В итоге суд признал его виновным и приговорил к 15 годам лишения свободы с отбытием наказания в условиях общего режима. На тот момент больше ему не могли дать по закону: во время совершения преступления он был несовершеннолетним. Также Казакевич должен выплатить потерпевшим 1000 рублей материального и 200 тысяч морального вреда.

Источник: Онлайнер
Автор: Настасья Занько
Фото: Максим Малиновский, Максим Тарналицкий, Анна Иванова
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей