Восемь лет – как бед. История о том, как брестчанка, пережив сложную операцию и настрадавшись от мужа, нашла свое счастье в Турции

23.04.2018 21:22
История

Жизнь порой подбрасывает задачки круче, чем любой сериал. Заболеть смертельным недугом, упасть в пропасть, воскреснуть, утратить доверие близкого человека и снова обрести счастье - трудно представить, что такая судьба была уготована слабой женщине. И все пережито ею меньше чем за десять лет. Но Оля - волшебная.

Первое, что замечаешь на ее лице, - это глаза. Они огромные. И милые ямочки на щеках, которые возникают всякий раз, когда на лице заиграет непринужденная улыбка. В последнее время Оля улыбается часто. Семь лет назад промозглый ноябрьский день стал днем ее второго рождения - женщине пересадили печень. Она думала, что спасена. А оказалось, опасность все эти годы была рядом, поджидала дома и вытравливала из тела и мозга все ее «Я».

Диагноз на грани приговора

- Мне кажется, моя болезнь не была случайной. Аутоиммунный цирроз - как такое может быть у молодой, полной сил женщины? Но это случилось. Как теперь понимаю, потому, что и в родительской семье, и в той, которую я создала с бывшим мужем, не было полноценных доверительных отношений. Но тогда я этого не понимала. Родила ребенка, вскоре после родов мое состояние начало ухудшаться, постоянно поднималась температура. Это были 2006-2007 годы. Родители говорили показаться врачу, а мне все некогда было. «Скорую» вызвала только тогда, когда спустилась в подвал и поняла, что с трудом могу оттуда выбраться. Ну а дальше два месяца больницы и растерянность в глазах врачей - никто не понимал, что со мной происходит. Пока не пришел заведующий гастроэнтерологическим отделением областной больницы Анатолий Павлович Хинич и не объявил, что я их пациентка, у меня цирроз.

Поздно думать о том, что обратись Оля вовремя к врачу и начни принимать нужные лекарства, развитие болезни можно было остановить. Но тогда процесс был необратимым. Дважды в год Ольга ложилась в больницу обследоваться и подлечить еще хоть как-то функционирующую печень. Неизбежная операция была лишь вопросом времени. Час икс настал через четыре года, осенью в 2010-м. Тогда обычное стационарное лечение перестало помогать, а состояние женщины все ухудшалось. Из реанимации Брестской областной больницы ее перевели в реанимацию центра трансплантологии. После того, как сняли острые симптомы, оставили ждать, когда отыщется донорская печень, которая подошла бы по всем параметрам.

- Фраза, которую все хотят услышать в РНПЦ трансплантологии, - «Ничего не ешьте». Это означает, что, возможно, сегодня тебе сделают операцию. Они всегда вне плана и чаще всего проходят ночью. С момента поступления в больницу в Бресте до операции я ждала месяц. В моем животе задерживалась желчь, и я выглядела как женщина на 8-м месяце беременности. После операции, когда взвесилась, узнала, что во мне было 30 литров жидкости. За эти годы я и близкие привыкли к моему желтушному цвету лица, потемневшим белкам глаз, потемневшим волосам и отекам. После операции я проснулась обновленной - все симптомы ушли сразу. Даже волосы начали светлеть. Первым это заметил Олег Руммо, который меня оперировал.

После операции Оле пришлось заново учиться ходить - так атрофировались мышцы после строгого постельного режима.

Любовь не пересадишь

В выздоровлении Ольге повезло - тело благодарно приняло донорскую печень. Как и всем, кто пережил трансплантацию, ей нужно пожизненно принимать препараты, подавляющие иммунитет. Оле нельзя работать в местах массового скопления людей, поэтому пришлось забыть о любимой профессии учителя музыки. Но два года спустя ей дали допуск к работе, она устроилась секретарем. И понемногу стала понимать, что в семье творится неладное.

- Мне кажется, когда у меня был цирроз, токсины отравляли мозг. Поэтому я многого не замечала. Я не видела, что отношение мужа ко мне нельзя назвать нормальным. Что мне постоянно ставилось в вину, что я не работаю. Я не замечала, что помимо семейной у него есть другая радостная жизнь в компании веселых подружек.

Внешне все выглядело благополучно: всегда вместе, рядом. Муж был хозяйственным, помогал с ребенком. А дома начинался личный ад. Он придирался к каждой мелочи - что Ольга, выпускница музыкального колледжа, плохо поет, что не зарабатывает денег, когда первые два года после операции врачи не разрешали ей работать. А Ольга не переставая думала: кто будет его следующей пассией. Ей и сейчас немного стыдно вспоминать, как однажды муж пришел и объявил, что уходит от нее, а она на коленях валялась перед ним и умоляла остаться.

- Сначала мне казалось, что надо немного потерпеть, исправить себя, и все будет хорошо. Но однажды стала понимать: что бы я ни сделала, все равно недотяну до мифического идеала, нарисованного то ли мной, то ли им. А потом мне случайно постучался в друзья в фейсбуке мужчина из Турции. Он меня спас. Сама я бы не решилась уйти из этого мучительного брака.

«Когда бил, отворачивался»

Оля не знала, что эта переписка выльется во что-то большее. Ей было забавно практиковаться в английском. Тем более, что по линии общественной организации людей с пересаженными органами Оля собиралась в Америку. Язык очень пригодился для практики. Там, в другой стране, Ольга сначала испытала культурный шок, а потом захлебнулась от своего собственного внутреннего счастья. Вдруг поняла, что несмотря на притирки с новыми людьми, приемной семьей ей гораздо лучше, чем дома. И совсем не хочется писать мужу. А вот «своему турку», как она его называет, хочется.

Но дома снова начались метания. Муж, заметив увлеченную переписку жены, начал говорить о большой любви. И Ольга не вполне понимала, что делать: остаться или строить новое. А однажды муж пришел домой пьяный и начал ее избивать:

- Я не знаю, как я выжила. Все было ночью. Он истязал меня в доме, а после выволок на улицу, посадил на мотоцикл и начал катать вокруг квартала. На часах - четыре утра, на улице - ни души. Когда бил, отворачивался, чтобы не видеть рубца после операции. После этого мы еще сходили к семейному психологу, но я не почувствовала никакого раскаяния...

Билет в один конец

Когда все это произошло, роману в письмах с турецким гражданином был примерно год. Узнав о случившемся, мужчина сказал Ольге немедленно приезжать к нему. И она поехала, в одном кармане держа деньги на обратный билет, а в другом - бумаги для заключения брака.

С лета прошлого года Ольга живет в Турции. Она сменила привычную нам славянскую фамилию на турецкую, перевозит сына. В ее истории не поставлена точка, но хочется думать, что многоточие превратится в три восклицательных знака. 

Автор: Катерина Богданова
Фото: из открытых источников / иллюстрация
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0