«Вот и думай теперь, кому нужно открутить голову?»: брестчане о конфликте в гомельской школе №15 и реакции на него

21.09.2019 21:48
Общество

«Брестская газета» спросила у педагогов, в чем, на их взгляд, основная причина возникшей ситуации, есть ли здесь правые и стоило ли затевать чехарду с увольнениями.

Одна из самых обсуждаемых сегодня в Беларуси тем – конфликт в гомельской школе между четвероклассником и учительницей и последовавшая за ним реакция, в том числе и со стороны президента. Напомним, 11 сентября во время уроков учитель гомельской школы №15 выругалась матом на четвероклассника, держа над ним конторку. Она не знала, что один из учеников снимает происходящее на видео, которое потом выложили в сеть.

Вскоре после этого в школе прошло экстренное родительское собрание с участием чиновников. Педагога уволили по статье, директору объявили выговор, к дисциплинарной ответственности привлекли и заместителя по учебно-воспитательной работе.

А очень скоро в ситуацию вмешался Александр Лукашенко. Он распорядился восстановить на работе уволенную учительницу и освободить от занимаемой должности директора школы, а еще наказать ряд чиновников. На следующий день президент устроил публичный разнос, назвав случившееся в Гомеле издевательством над бедным учителем.

«Поехали, устроили разборки, собрали снизу доверху начальников. Описались, что у них, видите ли, в социальных сетях разместили. А описавшись, взяли и наказали этого бедного учителя. Да я на месте этого учителя голову бы отвернул щенку какому-то», – подчеркнул Лукашенко.

«БГ» поинтересовалась у брестчан, работающих или когда-то работавших педагогами, их мнением о нашумевшей ситуации.

Галина Свентуховская, учитель истории:

– Ситуация достаточно сложная. На всех уровнях уже решили, кто прав, а кто виноват. Искать же виновных, причины произошедшего постфактум, когда уже принят ряд радикальных и противоположных решений, на мой взгляд, уже неправомерно.

Скорее стоит принять во внимание сложившуюся ситуацию: почему родители, дети и школа находятся по разные стороны баррикад. Почему вообще стало возможным возвести эти баррикады, когда стороны заведомо обвиняют друг друга, потеряв навыки конструктивного диалога. Возможности интернета, действия СМИ зачастую только усугубляют ситуацию, не давая возможности рассмотреть причины возникших проблем спокойно и объективно.

В школе давно не хватает реально действующей службы медиации.

Ни в одном конфликте не может быть права одна сторона, а вторая – быть единственным источником конфликта. Я придерживаюсь той точки зрения, что в возникшей ситуации неправы обе стороны. Причем, в первую очередь, взрослые: учитель и родитель.

Педагог – это взрослый, имеющий определенный жизненный опыт. Она совершила однозначно неправильный поступок, применив нецензурную брань в общественном месте, что является основанием для административного наказания, во-первых, и дисциплинарного взыскания за непедагогические приемы, во-вторых.

Родители, в свою очередь, не решили вопрос с учителем и администрацией, а воспользовались модным нынче приемом, выложив ситуацию в сеть в виде видео. Здесь также можно увидеть основание для применения взыскания: съемка без предупреждения не для личного использования.

Дети же воспользовались возможностью нарушать правила поведения учащихся в школе, зная, что в любом случае будут правы, поскольку родители не будут решать конфликт, а пойдут и накажут, уволят и т.д.

Педагоги советской «закалки», возможно, менее устойчивы к осознанию того, что в решении конфликтов можно применять другие формы воздействия. Что авторитет достигается не столько по причине применения угроз, запугивания, а авторитет основан на взаимном уважении.

Кстати, я до сих пор не поняла, зачем на самом уроке нужно было куда-то тащить конторку. Думаю, сам факт уже вызвал у детей смех. Дети не принимают крик как сигнал, что нужно вести себя хорошо. Крик, угроза=бессилие. Детей при этом не оправдываю.

Наказание должно быть наложено на основании нормативно-правовых актов и действующего законодательства. Но никак не по причине того, чтобы был виноват кто угодно, только не я. Никак не решением одного человека. Виноват – понеси наказание. А превентивные меры в истории нередко становились причиной конфликтов и войн.

Жесткие меры, оправдание физического насилия, с одной стороны, и желание наказать школу и учителя, потому что это школа и учитель (а, значит, заведомо виновны), с другой стороны.

На мой взгляд, славы и самоутверждения здесь хотели все.

А иногда стоит просто поговорить, улыбнуться. Не следует срываться на других, будь это учитель, ученик, врач, пациент, продавец, покупатель, жена, сын или даже кот, которые вдруг ведут себя не так, как нужно тебе.

Игорь Барановский, краевед, выпускающий редактор газеты «Царква»

– Канешне ж, настаўнік у цяперашняй беларускай школе задзёрганы. Але, безумоўна, недапушчальна, каб ён размаўляў з дзецьмi матам, нават калi яны яго вывелі з сябе. Я сын настаўнікаў. У 9-ай школе маці заўсёды працавала з цяжкімі дзецьмі з Героеўкі. Я ведаю, як яны ставіліся, як з імі было. Я сам працаваў у школе – я ведаю, што такое дзеці з праблемных сем’яў. Але недапушчальна, безумоўна, уздымаць руку, пагражаць дзецям. Часам патрэбны выхаваўчыя метады, але без мата, без гвалту над дзецьмі.

У нашым грамадстве адбываецца культ сілы. І ідзе ён, на жаль, ад нашых кіраўнікоў, у тым ліку, і ад прэзідэнта: паглядзіце, як ён размаўляе са сваімі чыноўнікамі. Тут сістэмна трэба мяняць сітуацыю, мяняць стаўленне да настаўніка, яго нагрузкі, колькасць гадзінаў, каб ён мог нармальна і рыхтавацца, і мець час на нармальнае жыццё, і нармальны заробак, і мог займацца з цяжкімі дзеткамі.

Безумоўна, нейкае пакаранне мусіць быць. Я не думаю, што тут трэба дзейнічаць радыкальнымі метадамі: што яно дасць, калі такая сітуацыя амаль паўсюды. На добры лад, пасля гэтага канфлікту і ў такой сапраўды надзвычайна нездаровай сітуацыі, якая выйшла на ўсю краіну, той настаўніцы трэба было пакінуць гэту школу па ўласным жаданні. Дзеля павагі і пашаны свайго кіраўніцтва і спакою ў школе. Навука навукай, але педагог найперш мусіць быць педагогам. Ва ўсе часы дзеці маглі нешта выкінуць. Але з кожнай сітуацыі заўсёды неяк выходзілі. Так не мусіць быць, гэта адназначна.

Што да таго вучня. Я не зусім добра ведаю сітуацыю, але, магчыма, нейкія выхаваўчыя працы гэтаму хлопцу і яго бацькам не зашкодзяць, калі школа не дапамагла. Безумоўна, з iм трэба сур’ёзна працаваць, бо калі даць волю ў чацвёртым класе, потым будзе яшчэ горш.

Ці трэба караць кіраўніцтва школы? Безумоўна, гэта надзвычайная сітуацыя, і віна кіраўніцтва за тое, што яно не назірала, як працуюць кадры i што гэта сiтуацыя не першая, – нейкія пакаранні могуць быць. Але я не думаю, што яны павінны быць звышрадыкальныя, бо гэта сістэмная для школы праблема.

Людмила Захаренко, директор гостиничного комплекса:

– В любом конфликте, как известно, виноваты обе стороны. Но в данном случае сложно понять и оправдать педагога с огромным стажем, с предположительно хорошим знанием возрастной психологии и различных педагогических приемов, который вступил в борьбу с 9-тилетним ребенком.

Я, как бывший учитель, не верю, что к ребенку невозможно найти подход, нечем его занять, заинтересовать. Если же такое случается, учащегося нужно вести к школьному психологу и работать с семьей, но никак не размахивать у человека над головой партой, употребляя нецензурную лексику. Взрослый человек с высшим образованием просто не должен себе такого позволять.

Да, у меня всего 5 лет опыта в преподавании, но мне пришлось понять и вложить себе в голову тот факт, что каждый ребенок – это не просто материал, пластилин, из которого я должна слепить личность, это чей-то любимый малыш. Его любят родители, бабушки-дедушки, он для них всегда маленький. Так как я и сама мама, мне было не сложно переложить на себя чувства родителей и самого маленького человека.

Я не была идеальным педагогом, но и мысли так себя вести у меня не возникало. С детками ведь можно просто дружить. И будет тебе и любовь – а они, ой, какие на нее щедрые! – и уважение, и никто не станет ставить подножки… Да, я понимаю, труд тяжелый. Но тебя этому 5 лет в институте учили, и самообразования тоже никто не отменял.

Надо ли кого-то увольнять? Может быть, я выскажусь резко и радикально, но рыба гниет с головы. Уволить нужно не рабов системы, а того, кто эту самую систему создал, а систему образования сломал. Поведение школьника, как и срыв учителя, есть результат реформ в образовании.

Вот и думай теперь, кому нужно открутить голову?

Геннадий Левчук, учитель c 35-летним стажем:

– Все относительно, и в данной ситуации правых нет. Учительница сорвалась, сорвалась по вине ученика – это однозначно. Что касается стула (конторки – прим. ред.), то он был в руках в том положении, когда учительница явно ударить им не собирались. Касаемо съемки: ученик снимал сознательно, а значит, сознательно выводил учительницу из себя. Вместе с помощниками-одноклассниками. Мат вырвался – конечно, для профессионала это не оправдание.

Но и так, как поступили чиновники, тоже делать нельзя. В нормальном правовом государстве такие вещи решает только суд. Когда нужно выслушать все стороны и принять взвешенное решение. А тут: то увольняют, то восстанавливают. Почему уволена директор – я не понимаю. Уволили учительницу, после распоряжения президента вдруг переводят стрелки с учительницы на директора. Эффект бумеранга получился.

Хотелось бы послушать самих чиновников. Но, по-моему, они и сами не понимают, что происходит. Поэтому «бардак» в школе, однозначно, не по вине учителей.

Такие ситуации чуть ли не каждый день встречаются в любой школе, просто не выносится сор из избы. Сегодня учитель абсолютно бесправный человек. Нельзя сказать, что учителя поголовно добрые и пушистые, но факты говорят о том, что они в нынешних условиях практически всегда будут виновны. И неадекватные родители, и, соответственно, их неадекватные дети это знают. И серьезно, иногда даже специально, треплют нервы…

Это одна из многочисленных причин, почему молодежь не хочет идти в школу работать. Если слегка подсластить, то, к счастью, пока еще здравомыслящих родителей гораздо больше.

Виктор Босак, преподаватель вуза:

– То, что случилось в школе в Гомеле, и события, которые последовали в дальнейшем – это из-за того, что сложившаяся система, в том числе система образования, далеки от совершенства. Буквально с первых классов дети понимают, в каких моментах их поступки остаются безнаказанными. Видимо, внешние обстоятельства послужили причиной этого частного.

Конкретно по поводу этой ситуации: то, что у учительницы в сердцах вырвалось – так не должно было быть, все-таки она – педагог, и за речью надо следить. С другой стороны – мальчик, четвертый класс… Подлее поступка просто тяжело придумать. Учительница старше тебя, идет мимо, в руках у нее груз… Подловил момент, чтобы ногу поставить… Если он такое делает в таком возрасте, кто из него вырастет тогда?

Последовавшие за этим события с одной стороны шокируют. С другой стороны, такая реакция (увольнение учителя – прим. ред.) для меня была, можно сказать, даже предсказуемая. Ну, хорошо, выступил президент, и тут же ее восстановили. А так бы все уже, как говорится, «волчий билет» получила бы. Абсолютно неадекватная мера, я считаю, даже несмотря на то, что она так выругалась. Но уволили директора – и каким боком тут директор? Ну абсолютно неадекватная мера. Я бы хотел увидеть формулировку, за что «всем сестрам по серьгам». Каждый страхует себя – такая сложилась система.

От себя скажу: то, что Карпенко вынесли (предупрежден о неполном служебном соответствии – прим. ред.) – считаю правильно. Я в системе образования не первый год, и то, что там творится…

Года два назад, прошло совещание педагогических работников. Он там выступал по поводу ненужности всех бумаг, которыми нагружают учителей. По наивности у меня возникла мысль, что что-то поменяется. Ничего не поменялось! Еще даже хуже стало. Я живу в семье учителей и постоянно это наблюдаю. Это пустые слова были, как оказалось. Популизм.

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0