«Все старое и убогое»: крик души молодого инженера об отработке

29.10.2019 00:28
Общество

Выпускники технического вуза пошли по распределению на белорусские заводы и не могли дождаться окончания отработки: из-за "разрухи", низкой зарплаты, недоступности карьерной лестницы и не только.

Руки парень

Инженер Кирилл (имя героя изменено – Sputnik) окончил автотракторный факультет БНТУ, потом магистратуру в том же вузе заочно, а параллельно обучался в Академии последипломного образования. Сразу после завершения обучения на первой ступени распределился на один из главных заводов Минска: парень рассказал о старых станках и компьютерах, страшном холоде в конструкторском бюро и зарплате, которой хватало разве что на выживание.

Другие молодые специалисты, которым пришлось поработать на столичных предприятиях, пожаловались корреспонденту Sputnik еще на депремирование за полуминутное опоздание, бюрократию и отсутствие возможностей для карьерного роста... Слово героям.

"Увидел, что все старое и убогое – не удивился"

Я не выбирал, куда распределиться – меня отправили на этот завод. Но выбор был настолько ограничен, что он оказался лучшим из всего, что было в перечне. К тому же, я из Минска: мне не хотелось уезжать и искать жилье. И да, в моей группе были ребята, которым повезло куда меньше.

Практику я проходил на другом заводе, так что этот увидел впервые. Первое впечатление помню: подумал, что все старое и убогое, но ничему не удивился – к тому времени все мы из чужих уст уже знали, как обстоят дела на большинстве заводов в Беларуси. Так что принял как должное: это место, где мне придется отработать два года; оставаться там после распределения я никогда не собирался – там попросту нет никаких перспектив.

Люди в конструкторском бюро, в которое я попал, работают отличные: мне правда помогали с первого дня, старались поддержать, как могли. Публика разного возраста – 30-45 лет. А те, кто работал в цехах, – народ постарше, но конфликтов у меня не было ни с теми, ни с другими.

Об условиях: зимой за компьютером работали в перчатках

С опозданиями там строго – это ведь завод: там пропускная система, каждый раз, заходя и выходя с территории, ты "отбиваешься" по пропуску. За минутное опоздание надо было писать объяснительную, но ведь не так и сложно приезжать пораньше? В общем, за два года я всего штук пять написал.

Работал я инженером-конструктором, и компьютер у меня был настолько старый, что не мог поддерживать то программное обеспечение, которое мне было необходимо для нормальной работы. Признаться, это затрудняло процесс.

То же касается цехов. В паре из них стояло нормальное оборудование, правда, я не видел, что именно там делали. Зато те станки, на которых постоянно производились агрегаты – очень старые; они явно не могут давать той точности, которая заложена в систему.

Условия на рабочем месте тоже оставляли желать лучшего. Ничего катастрофического, только было очень холодно: зимой за компьютером порой приходилось сидеть в перчатках – окна в бюро старые, все продувалось. Добиться реакции от руководства на наши с коллегами обращения по теме (чтобы нам хоть калорифер какой-то поставили) не удалось. В итоге кто-то из наших просто принес свой обогреватель из дома.

"Приезжие ребята ночами работали официантами, а на заводе спали"

Заработать больше 300 долларов практически невозможно: на заводе нет шквала работы, скорее даже наоборот: временами там откровенно нечем заняться. Оплата моего труда отталкивалась от оклада (основная часть) и небольшой премии (рублей на 80 от силы).

В целом, при условии наличия жилья в Минске, можно выжить на такие деньги. Но хватает их только на существование: категорически невозможно что-то отложить; а когда у меня как-то сломалась стиральная машина, не смог обойтись без помощи родителей или карты покупок – потому что нет денег, чтобы купить даже недорогую технику прямо сейчас.

Со мной отрабатывали ребята из других городов, которым приходилось еще арендовать жилье: очевидно, им не хватало денег, они параллельно работали по ночам официантами, а на заводе просто отсыпались. Ну, как есть.

С жильем помогали не всем, и к общежитиям тоже порой возникали вопросы. Моего коллегу, тоже молодого специалиста, заселили в общагу – в комнату к еще одному заводчанину. А тот оказался откровенным алкоголиком: там не то что спать – вещи оставлять было страшно (была вероятность не найти их утром). Конечно, ему пришлось уйти на съемную квартиру.

"Отказались поднять зарплату, хоть я и магистр"

Было еще кое-что, что мне действительно не понравилось. Я ведь учился в магистратуре, и в коллективном соглашении есть пункт: когда молодой специалист получает образование следующей ступени (магистерское в моем случае, которое я, к слову, проходил на базе именно этого завода), он может претендовать на повышение степени и зарплаты.

Так вот, мне отказали в этом: сказали, что данный пункт в соглашении неверный, его надо исправить, и все дела.

Никак и никем не учитывалось, что я диссертацию защитил, что я могу действительно принести заводу какую-то пользу.

В итоге моя работа решительно ничем не отличалась от деятельности ребят, которые окончили специалитет – ни по нагрузке, ни по деньгам. Разве это честно?

Нестабильная нагрузка, бюрократия и другие жалобы распределенцев

Другой собеседник Sputnik, Александр, также окончил ведущий технический вуз, однако распределился на другой столичный завод, производящий технику. "У меня была возможность выбрать место отработки (хотя очевидно, что выбираешь в любом случае меньшее из зол). Тогда мне говорили, что условия на этом предприятии неплохие и развиваться можно", – делится он.

По словам молодого специалиста, ему тоже повезло с коллегами и непосредственным руководством: так, за ним сразу закрепили ведущего инженера, который объяснял, как взаимодействовать с "софтом" и системами.

"Я неконфликтный, так что ни с кем не ругался: возможно, я кому-нибудь не нравился, но в лицо такого не слышал. Вот условия в офисе были жутковатые. Я все время ходил с больной спиной после своего стула; в жару было тяжело – кондиционера в кабинете не было... Все это – офисные мелочи, но именно они отвечают за комфорт, в итоге копится эмоциональная усталость, работается иначе", – поясняет парень.

Нагрузка, говорит Александр, в целом была посильной, но возникали вопросы к ее грамотному распределению: порой работы не было вообще, а бывало и наоборот – полный завал. Оплата труда, считает молодой инженер, сперва была неплохой, но после очередных перемен на валютном рынке упала, по сути, вдвое – в итоге составляла где-то 250-300 долларов.

"Нам обещали, что зарплаты будут понемногу расти, но рост этот был совсем несущественный – уж точно не сопоставимый с ростом цен. Я не представляю, как может выжить на такие деньги молодой специалист из другого города, у которого нет своего жилья. Кстати, сама зарплата была вдвое меньше премии, которой легко можно было лишиться. Например, опоздание предполагает депремирование на 30%. А это завод: там полминуты – это вполне себе опоздание", – возмущается Александр и добавляет: даже поход к врачу нужно было "оформлять" и согласовать с многочисленным руководством.

Про "связи" и недоступность карьерной лестницы

"На жилье там гигантская очередь. Достается оно людям с опытом и "весом" или тем, чьи знакомые/родители работали на заводе. Я спрашивал: обычному парню, если ему прямо совершенно негде жить, позволят встать в эту самую очередь, но стоять можно годами (все это время работая, конечно, на заводе). В детали я вдаваться не стал: понял, что мне не светит, и не тратил времени впустую", – пояснил он.

Начальство, делится собеседник, на заводе зарабатывает получше, однако на таком предприятии крайне тяжело продвинуться по карьерной лестнице.

"С зарплатой инженера придется всегда экономить, буквально во всем себя ограничивать (я уже не говорю о том, что можно и не мечтать построить квартиру). А я хочу нормально себя обеспечивать. На госпредприятиях тяжело вырасти, недостаточно просто добросовестно работать: есть потолок, который не преодолеть, если ты сам по себе и не завел связей. Я знаю, что после двух лет работы дают какую-то категорию, но прибавка за нее смешная. "Наверх" не вклинишься, тебя просто не пустят – из-за "отсутствия навыков", например", – сетует собеседник агентства.

По словам Александра, непосредственно процесс работы доставлял ему удовольствие – нравилось что-то "изобретать/проектировать". Конечно, раздражала бюрократия: чтобы добиться чего-либо, приходилось бегать из кабинета в кабинет, бесконечно подписывая какие-то документы.

Как рассказывают другие молодые специалисты, не всем распределенцам везет с коллегами: на некоторых предприятиях юных ребят встречают не слишком гостеприимно, обучая их "спустя рукава" – мол, все равно дольше двух лет не проработают.

Ребята также делятся, что остаться на предприятии после отработки – привыкнув к заводу и хорошим коллегам – зачастую финансово затруднительно. "Если кто и остается, то всегда находит возможность заниматься еще чем-то, помимо основной работы. Иначе никак", – резюмируют молодые инженеры.

Источник: Sputnik Беларусь
Фото: pixabay (иллюстрация)
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0