Строительство аккумуляторного завода под Брестом продолжится. Решение губернатора о приостановке отменено

«Всю жизнь избегаю офисов». Каскадер из Барановичей о своей работе

25.08.2019 16:06
Общество


Фото из архива Игоря Полонского

Белорусский каскадер Игорь Полонский, один из самых востребованных в России исполнителей трюков в кино, рассказал Sputnik Беларусь об особенностях редкой профессии и том, как шел к своей мечте.

Проектов, в которых участвовал Игорь Полонский, очень много. Собеседник уже даже не всегда запоминает, где был задействован. Вполне может случайно увидеть себя в кино.

Кстати, это заблуждение, что каскадеры и исполнители трюков – всегда в тени. На самом деле, увидеть их можно. Например, в боевиках, когда герой дерется, чаще всего его противник – каскадер.

Горел вместо Хабенского

С Игорем Полонским встретились почти сразу после того, как он отработал в проекте "Огонь". Это фильм-катастрофа о подвиге небольшой бригады пожарных из "Авиалесоохраны", которые спасают жителей горящей деревни.

"Я за Константина Хабенского горел, – рассказывает Игорь. – Когда по сценарию начинает пылать лес, герой Хабенского выходит оттуда, подходит к актерам, и они его тушат. Сняли, как Константин зашел в лес. Потом меня подожгли. Я вышел – горящий, подхожу, падаю, меня тушат. Вот и все".

К первому падению

Путь в исполнители трюков начался еще в Барановичах.

"В детстве я действительно мечтал стать каскадером, – говорит Игорь. – Но я не имел ни малейшего понятия, куда идти и к кому обращаться. Поэтому закончил школу, поступил в университет. Переехал в Минск. Я учился в трех разных заведениях. Ни одно не закончил. В колледже каком-то кулинарном… Я даже не помню, как он называется, если честно".


Каскадером Игорь мечтал стать с детства. Но путь к мечте оказался непростым © Photo : Из архива Игоря Полонского

Однажды старший брат Константин, зная о мечте Игоря, привел его на съемочную площадку, где работали каскадеры.

"Я смотрел, как каскадеры прыгали с третьего или четвертого этажа в подушку, – вспоминает Игорь. – В перерыве я к ним подошел. Меня познакомили с главным.

Я говорю: "Здравствуйте! Хочу стать каскадером. Помогите!" Он спрашивает: "А чем ты занимался?" Я говорю: "Гимнастикой, рукопашным боем, шахматами, боксом". Он спрашивает: "А сколько тебе лет?" "Восемнадцать". И тут каскадер мне заявляет: "Ты слишком старый!" Развернулся и ушел".

Вскоре Игорь переехал в Москву, устроился барменом. Каскадер рассказывает, что через год московской жизни он стал ощущать признаки личностного кризиса.

"Я подумал: "Так, Игорь, стоп! Для чего ты тут работаешь? Денег хватает до получки. И никакого удовольствия! Давай-ка воплощать детскую мечту!" – вспоминает Полонский. – Как все-таки стать каскадером? В Москве у меня был ровно один друг и одна подруга – официантка на работе. И все. Никаких каскадеров! И тогда я нашел школу каскадеров в Интернете".

Это был большой комплекс недалеко от Киевского вокзала – с замком, танками и бигфутами (автомобили на огромных колесах).


Сначала Игорь нашел школу каскадеров по интернету. Но единственное, чему там научился, – падать на спину со страховкой. Многое постигал на практике. А потом встретил легендарного каскадера Сергея "Дракона" Морина © Photo : Из архива Игоря Полонского

"Кто-то на мотоцикле катается, кто-то в машине копается. И тут меня окунули в жизнь головой, как говорится. Там были какие-то тренировки. Но на них никто ничему не учил! А самому тренироваться в зале не давали. И заниматься было не с кем. Единственное, чему я там научился – это падать на спину со страховкой", – рассказывает Полонский.

Опасные елки

Учиться пришлось на практике. На улице стоял декабрь – время новогодних елок. Как выяснилось, это хлебное время, в том числе и для каскадеров.

"Эти елки – довольно интересные, если смотреть на них как зритель, – говорит Полонский. – Но если знать кухню изнутри, то это – полный трэш. Сколько на них народу побилось, поломалось! На первой своей елке я был одним из "пиратов", ехал в автоприцепе. В центре прицепа располагался макет вертолета. Его поджигали. Машина начинала крутить финты. "Пираты" падали через борта. И начиналась феерическая драка. Нас раскидывали положительные герои, а мы живописно падали".

Игорь Полонский принимал участие в частной елке на Рублевке, где много элитных поселков.

"Там заказывают целое цирковое шоу, – рассказывает Игорь. – Примерно как Cirque du Soleil. Приезжают "супермены", "бэтмены". Десятки профессиональных каскадеров ставят трехминутную драку. И цены! За двухминутную имитацию драки перед ребенком платят около ста тысяч рублей (российских, чуть более полутора тысяч долларов – Sputnik). А есть еще гимнасты, акробаты, танцоры. В общем, у "рублевских" детей – отличное детство".

На одной из елок он и встретил легендарного каскадера Сергея "Дракона" Морина.


В работе каскадера много нюансов. Например, "отыгрыши" – это когда тебя "бьют". На самом деле, кулак проходит на расстоянии, но ты должен отыграть головой. И поверьте – это сложно © Photo : Из архива Игоря Полонского

"Сергей Морин стал моим первым учителем и другом, – говорит Игорь Полонский. – Он научил меня очень многому – сальто, падениям, акробатике и "отыгрышам". "Отыгрыши" – это когда тебя "бьют". На самом деле, кулак проходит на расстоянии, но ты должен отыграть головой. И поверьте – это сложно. Еще один сложный "отыгрыш" – изображение попадания пули. Многие раскидывают руки вверх. Но такого не бывает. Когда в тебя пуля попадает, ты должен обмякнуть, как после нокаута. И упасть. И таких нюансов в каскадерской сфере вообще очень много".

Около года Игорь Полонский тренировался, а потом Сергей Морин признал, что ученик созрел, и пригласил его на съемочную площадку.

Жуть под водой

Первым фильмом каскадера Игоря Полонского стал сериал "Восьмидесятые".

"Съемки происходили в спортзале, – рассказывает собеседник. – Каскадеры изображали каратистов. Нас расставили по местам. Между нами проходил актер, а мы были "по фонам". Я оказался у боксерской груши. И как начал по ней молотить! Просто эту грушу избил. Так старался, что даже режиссер сделал замечание: "Давай помягче!"


Первым фильмом каскадера Игоря Полонского стал сериал "Восьмидесятые". Следующая съемка состоялась только через полгода. Еще через полгода – две новые... А потом попал в обойму © Photo : Из архива Игоря Полонского

Следующая съемка состоялась только через полгода. Затем еще через полгода – две новые. А потом Игорь Полонский попал в обойму и стал востребованным профессионалом. Были трюки стандартные, а были и опасные. Самый страшный трюк в биографии Игоря снимался в Карелии, на Ладожском озере.

"Это был фильм про покорителей Севера, – вспоминает каскадер. – Суть в чем: моряки уплыли на Север, вышли на лодке, остались без еды в море. Кинули гарпун в рыбу. Та оказалась большая, разогналась. Веревка зацепила за ногу матроса и стащила его в воду. Этим матросом был я".

На самом деле вместо рыбы был катер. Из оборудования – специальная система, жилет, к которому привязывалась веревка. Катер разгонялся, веревка натягивалась, и каскадера несло в воду.

"На лодке рядом со мной два актера сидели, – говорит Игорь. – Режиссер командует: "Вы долго голодали. Радуйтесь, что вы поймали рыбу!" И мы все кричим: "Ааа!!!" И я вместе с актерами радуюсь. И тут меня выдергивает с лодки под воду. И все! Вдруг понимаю, что я – без воздуха. И навалилась просто адская паника. Это была самая страшная секунда в моей жизни".

Кое-как Игорю удалось взять себя в руки. "Сначала кое-как перевернулся. Потом понял, что надо напрячь пресс, выйти на воду, сделать вдох, пусть даже вместе с водой. Конечно, наглотался. У меня полные легкие воды. И тут я понял, что тону. Потом я посмотрел этот фильм и понял, что пробыл под водой всего 12 секунд! Но страха натерпелся!"

Серьезная травма у Игоря была всего одна. Он получил ее в Хакассии.

"Суть сцены была та же, – вспоминает каскадер. – Катер на воздушной подушке по реке плывет. Герой на веревке тянется за катером. Речушка на вид небольшая, но мелкая, с каменистым дном и сильнейшим течением. И вот камера, мотор! Первый дубль. Меня тащит по этим камням. Второй дубль, третий! В конце концов, я ударился о камень. По нерву попало. И все. Нога у меня повисла, а по всему телу – боль. Выхожу на берег. Режиссер говорит: "Нужен дубль!" А я не могу отказаться. Хотя, вообще-то, могу. При этом подставив постановщика трюков. А мне так неудобно! Потому что не могу сделать. Я говорю постановщику: "Саша! Я больше не могу!" И так получилось, что он еще три дубля за меня по этим камням отработал".

Съемочный процесс

"Нас всегда снимают под вечер, – говорит Игорь Полонский. – Нет, конечно, мы приезжаем на площадку к шести утра, как надо. Но сначала снимают актеров. Потом, часам к восьми вечера, вспоминают про нас. Или, что хуже, сразу после обеда. И одно дело падать откуда-нибудь на голодный желудок, а другое – на сытый. Хуже всего на костюмированных фильмах. Однажды мне наклеили в историческом фильме бороду. Так я и ходил в ней до вечера. Обедать с наклеенной бородой, скажу вам, очень неудобно".

В семье знают, чем зарабатывает Игорь. Относятся, по его словам, нормально. Его девушка – тоже каскадер.

"Правда, она каскадер выходного дня, – говорит Игорь. – В будни она работает в крупной компании. А по выходным, если на площадке нужны каскадеры-женщины, я беру ее с собой. Несколько раз работали в одних и тех же проектах. А в некоторых она работала сама, без меня".

Игорь Полонский пока не знает, когда ему придется менять работу и в какую сферу переходить.

"Вообще-то я хорошо научился снимать на камеру экшн-сцены. Это востребовано, правильно снимать экшн-эпизоды у нас до сих пор не умеют. Кстати, у меня есть свой YouTube-канал, называется "Трюкачи", где мы с каскадерами снимает мини-ролики и делаем те трюки, которые хотим. Да, иногда опаснее, чем в кино падаем.

Думал Игорь и над тем, чтобы пойти в актеры. На его счету уже несколько ролей – побольше, поменьше. "Крайняя (мы не говорим "последняя") – в фильме про войну "72 часа". Там нужен был играющий каскадер. То есть его должны были "повесить", но перед этим он должен был еще и сыграть. Я пришел на кастинг, предоставил портфолио. Меня утвердили".

Но пока менять профессию каскадер не собирается.

"Мне нравится моя жизнь, – говорит он. – В ней совсем нет рутины. Она напоминает мне американские горки. Порой месяцами не бываешь дома. И наоборот – месяцами ждешь проекта. Но главное, что не в офисе. Я всю жизнь избегаю офисов".

Источник: Sputnik
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей