«Вы уже одиннадцатая». Как я пыталась стать наблюдателем

28.07.2020 02:08
Политика

После того, как исполкомы «прокатили» оппозиционеров при формировании участковых комиссий, у белорусов остался последний и, по опыту, довольно слабый инструмент контроля за подсчетом голосов – наблюдение. Intex-press посмотрела, легко ли стать наблюдателем на выборах-2020.

Снимок использован в качестве иллюстрации, Фото: «Правозащитники за свободные выборы»
Снимок использован в качестве иллюстрации, Фото: «Правозащитники за свободные выборы»

Что изменилось

В предыдущие избирательные кампании наблюдателем мог стать каждый, кому не лень. А таких, кому не лень, было немного. Права наблюдателя столь ничтожны, а контроль за подсчетом голосов так охраняем фигурами членов комиссий, что только ценитель женских поп может получить удовольствие от миссии наблюдения.

В этом году наблюдателей прижали еще крепче – им запретили фотографировать членов комиссий без согласия («Можно я сфотографирую, как вы стопочку бюллетеней бросаете в урну?»), а фото разрешили делать только со специально отведенного места. Конечно, это не по закону, а по методичке ЦИК. У нас уже и методички выше Конституции. Кое-кто в сети стал почему-то ЦИК называть ЦИРКом.

Однако и это не все. В предыдущие кампании численность наблюдателей не была ограничена. А в этот раз ЦИК 22 июля ввел лимит на число наблюдателей: до пяти человек в основной день голосования, до трех — в дни досрочного. Причина – сложная эпидемиологическая обстановка. Для «Славянского базара» – ситуация стабилизировавшаяся, а для наблюдателей – сложная. Коронавирус, выясняется, избирательного действия – действует на избирательных участках.

У некоторых скептиков возникло подозрение, что наблюдатели, как и члены комиссий, на этих выборах будут только свои. Чисто из любопытства и по заданию редакции я решила проверить, зарегистрируют ли меня наблюдателем.

Тадададам-тадададам

Накануне я обошла свою девятиэтажку, чтобы собрать необходимых 10 подписей жителей участка. Я была безупречна, уточняла, здесь ли человек прописан и не направлял ли он кого наблюдателем до меня. По тому, как трудно было объяснить связь между моим желанием стать наблюдателем и тем, что я пришла к соседу, могу гарантировать, что люди слышали о таком впервые.

Дежурство комиссий начиналось 24 июля с 17 часов. Я решила действовать наверняка, опередить всех, и направилась в гимназию №2 (Барановичи), где располагается мой участок, еще до обеда. В журнале на входе, куда меня записали, никто не указал целью визита избирательную комиссию. Мой номер – один. Я испытывала почти радость, что буду участвовать в этом унылом мероприятии наблюдения, и эйфорию, что поломала систему.

Председатель комиссии №34 Красулина Валентина Андреевна посмотрела на собранные мною подписи – волеизъявление народа – и сказала, что она меня не зарегистрирует. Потому что я одиннадцатая. Десять наблюдателей на участке уже есть.

Знаете эту сцену невесомости из «Соляриса»? От изумления меня немного приподняло над землей, и я медленно поплыла. А потом сразу Бетховен с этим Тадададам-тадададам.

Но как? Комиссия же еще не начала дежурить. А вот так! До 22 июля комиссия регистрировала самых неистовых наблюдателей, тех, кто больше других чаял проконтролировать честность процедуры и подсчета голосов, тех, кто невероятным образом знал, что комиссии еще не дежурят, но наблюдатели уже могут зарегистрироваться. Такой информации я не нашла в открытых источниках. Какой вывод? Нет, ну вы сами скажите.

Ищите женщину

Я вспомнила, как собирала подписи от квартиры к квартире, пытаясь найти тех, кто не на работе, не в магазине, не на даче, кто готов открыть дверь в период стабилизировавшейся эпидситуации. И заявила, что не уйду, пока меня не зарегистрируют в журнале. Это незаконно – лишать меня права стать наблюдателем. Выборы, согласно Конституции, проводятся у нас, извините, открыто и гласно. И я имею право на часть этой открытости.

Красулина Валентина Андреевна была непреклонной.

Тогда, говорю, пишите мне бумагу, что вы отказываетесь записывать меня в журнал наблюдателем. Нет, такую бумагу мне тоже не дадут. Я взывала к закону, здравому смыслу и фантазии: «но вы же не имеете права не записывать меня в журнал»; «а вдруг ваши 10 наблюдателей падут жертвой стабилизировавшей ситуации с коронавирусом, тогда я стану наблюдателем»; «вы просто зарегистрируйте, а потом разберемся».

Красулина Валентина Андреевна сдаваться тоже не собиралась – у нее же 10 наблюдателей есть, ей неизвестно откуда взявшиеся наблюдатели ни к чему.

«Я вам сейчас журнал принесу, чтобы вы поверили, что 10 наблюдателей уже есть», – бросила она и … исчезла.

Просто ушла, и все. Время стало тянуться. Коллега Красулиной Валентины Андреевны уже дважды предложила мне сесть. Но председатель не возвращалась.

– Может, она в туалете закрылась? – я высказала единственную пришедшую в голову догадку.

– Ну, что вы, она не такая.

Брать на измор комиссию я не планировала. Я попробую еще раз. Мой номер 11, я помню.

Пока я приходила в себя от изумления, что вот так можно нарушать закон, и ей (Красулиной Валентине Андреевне) ничего не будет, TUT.by опубликовал ошеломительную расшифровку аудиозаписи. На ней работники Полоцкого райисполкома проводят инструктаж для «своих» наблюдателей и объясняют, как не допустить независимых на участки. Надо прийти утром, одному остаться, а другим, если «посторонних» наблюдателей нет, положить на стол ручки, блокноты, якобы отлучились на минутку, и идти по своим делам. Когда «ответственный наблюдатель от исполкома совместно с председателем комиссии» попросят удалиться, надо это сделать. Марина Пашкевич, одна из проводивших тренинг, подтвердила факт обучения, однако аудиозапись назвала фейковой.

«Некрасиво подозревать, когда вполне уверен», говорил классик. Спецоперацией назвали эти выборы независимые аналитики.

Источник: intex-press.by
Автор: Анжела Белуш
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей