«Я думал, он меня переживет»: в Бресте во время благоустройства бульвара Космонавтов спилили каштан с историей

22.03.2019 08:29
История

Евгений Бганцев на месте, где еще несколько недель назад рос дедов каштан. Фото из архива Евгения Бганцева

Каштан на углу современных улиц Пушкинской и бульвара Космонавтов появился в 1968 году. Брестчанин Николай Михайлович Попов посадил его во дворе дома после рождения внука Жени. Через год дедушка умер, в 1983 году снесли дом, а в конце февраля 2019 года не стало и каштана, сообщает Брестская Газета.

С внуком Женей – коренным брестчанином Евгением Бганцевым – мы встречаемся на углу бульвара Космонавтов и Пушкинской. Земля здесь разъезжена техникой, лежит одна большая плита. Вот на этом месте и был каштан, говорит Евгений:


На месте, где стоит брестчанин Евгений Бганцев, более полувека рос каштан. Фото: Людмила СЕЛЕХ

«Рос, никому не мешал. Все время рос. Я уезжал из Бреста, приезжал, а он все стоял. Его убрали за один день. До этого ехал с работы – он был, а когда шел вечером от друзей, смотрю – нет».

Полувековой каштан был связующим звеном между поколениями его семьи. Сейчас участок, на котором он рос, – территория университета, а когда-то давно на углу улиц 3-го Мая и Широкой (старые названия бульвара и Пушкинской – прим. ред.) стояли жилые дома. Один из них в 1927 году купил прадедушка Евгения, Александр Филимонович Сахарук. Часть дома он сдавал в аренду еврею, а тот в свою очередь еще четырем евреям – они держали магазинчики.


Староста Свято-Николаевской братской церкви в Бресте Александр Филимонович Сахарук (четвертый слева), 1938 год. Фото из архива Евгения Бганцева

Прадедушка Евгения Бганцева был из крестьян, но считал, что детям надо дать образование. А детей у него было шестеро. Поэтому до Первой мировой войны Александр Филимонович оставил свой хутор в Кобринском районе, поехал в Варшаву и устроился швейцаром в две гимназии: мужскую и женскую. Как швейцар он мог учить детей, оплачивая лишь 30% стоимости обучения. Кстати, двоюродная бабушка Александра Александровна Сахарук училась в той же гимназии, что и знаменитая Нобелевская лауреатка Мария Склодовская-Кюри, только на 20 лет позже.

«В 1915 году была принудительная эвакуация, и всех православных вернули обратно. При этом прадедушку взяли в действующую армию, он был в каком-то тыловом обозе, несмотря на шестерых детей. Есть документы, ходатайства, которые писали директора гимназий о том, что имеет на иждивении 6 детей и жену, но его все равно забрали», – рассказывает Евгений Бганцев.


Женя Бганцев и его двоюродный дедушка Николай Александрович Сахарук возле молоденького каштана, 1973 год. Фото из архива Евгения Бганцева

После Первой мировой войны семья вернулась на хутор. Но детей надо было учить – Сахарук в 1921 году продал хутор с землей и переехал в Брест. Какое-то время снимал жилье, а через 6 лет осуществил свою мечту и купил дом. А еще через 13 лет решением президиума горисполкома Бреста дом был национализирован. Постепенно забирали участок, хозпостройки. В 1956 году отключили воду – за ней пришлось ходить к колонке.

И прадедушка, и прабабушка похоронены на Тришинском кладбище. Там же могила дедушки, Николая Михайловича Попова, который в 1968 году посадил каштан.


Дедушка Николай Александрович Попов со своей дочкой, а впоследствии мамой Евгения Бганцева. Фото из архива Евгения Бганцева

В годы Великой Отечественной войны дед воевал, был дважды тяжело ранен: в 1941 году при контратаке под Ельней и в мае 1943-го – при наступлении. Во время лечения в госпитале он познакомился с Софией Сахарук, которая позже стала его женой.

Она окончила гимназию русского благотворительного общества в Польше в городе Брест на Буге в 1932 году. В 1934 году поступила в высшую школу сельского хозяйства в Варшаве на лесное отделение и через 5 лет окончила его. Больше 40 лет работала в Брестском военном лесничестве.


Это фото реконструкции бульвара 13-летний Женя Бганцев сделал весной 1982 года, стоя возле своего дома. В следующем году дом снесут из-за строительства института. Фото из архива Евгения Бганцева

Евгений Бганцев говорит, что в нескольких метрах от каштана рос грецкий орех – его дед посадил в 1947 году, когда родилась мама Евгения. Но со временем одна половина ореха треснула, и дерево срубили. А вот каштан был идеальный.


Последнее лето каштана – 2018 год. Фото из архива Евгения Бганцева

«Я думал, этот каштан меня переживет и внукам останется. Младшему внуку я его показал, а внучка маленькая еще. Но, к сожалению, как-то не по-людски все делается», – заключает брестчанин.

Автор: Людмила СЕЛЕХ
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей