Что почем в Бресте в магазинах одежды, обуви и аксессуаров?

«Я говорил, что деда убивать не надо». Верховный суд отменил смертный приговор по делу об убийстве пенсионеров под Слуцком

Зимой 2019 года в Минской области были убиты и сожжены в своих домах двое пожилых мужчин, одному из них было 94 года, пишет «КП».

Виктор Скрундик говорит, что пытался спасти одного из потерпевших.
Виктор Скрундик говорит, что пытался спасти одного из потерпевших.Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Во вторник, 30 июня в Верховном суде рассмотрели апелляцию по делу об убийстве пожилых мужчин в Минской области. Речь идет о преступлениях, которые произошли зимой 2019 года.

Тогда, по версии следствия, 84-летняя Софья Мацеле из деревни Суховчицы Копыльского района заявила в милицию о том, что к ней пришел Виктор Скрундик, который раньше помогал по хозяйству: избил, угрожал, требовал деньги и спиртное. Женщины спаслась благодаря тому, что Скрундика остановил его товарищ. Во время проверки следователи и сотрудники милиции выяснили, что мужчина имеет отношение к еще нескольким преступлениям, которые были замаскированы под пожары.

14 января он вместе с Валентином Бушниным пришел в дом к 79-летнему Михаилу Шугалею из Копыльского района. Требуя денег, они избили хозяина, душили его шнурком. Когда пенсионер потерял сознание и перестал сопротивляться, его тело перенесли ближе к печке, дом подожгли. Из дома вынесли 50 рублей.

Через неделю Виктор Скрундик снова пошел на преступление, на этот раз вместе с ним был 25-летний знакомый, Виталий Мятеж. Они пришли к 94-летнему Владимиру Гаркавому из Слуцкого района: избили его, украли 300 рублей и подожгли дом, чтобы уничтожить следы. Когда спасатели прибыли на место, дом горел уже открытым пламенем. Основная версия, которую тогда рассматривали в МЧС, - короткое замыкание. Экспертиза показала, что потерпевшие умерли от острого отравления угарным газом. Это значит, что на момент пожаров избитые старики еще были живы.

Суд первой инстанции 6 марта приговорил 30-летнего Виктора Скрундика к смертной казни и принудительному лечению от алкоголизма, 33-летнего Валентина Бушнина - к 18 годам лишения свободы, 25-летнего Виталия Мятежа – к 22 годам колонии, Сергея Захарченю – к одному году лишения свободы (его обвиняли только в краже).

Верховный суд рассмотрел жалобу обвиняемых. И удовлетворил апелляционные жалобы, отменил приговор, дело направил на новое судебное разбирательство.

В суде озвучили все подробности преступлений, то, как они были раскрыты, а осужденные попытались объяснить мотивы своих поступков.

«Если бы не мои показания, все и дальше бы думали, что они погибли из-за пожара»

В суд 30 июня доставили только Виктора Скрундика. Он сидит в боксе для обвиняемых в темной робе с крупной надписью на спине – ИМН (исключительная мера наказания). Такую одежду приговоренным к расстрелу выдают еще до того, как приговор вступает в силу, но в Верховный суд обвиняемые обычно приезжают в своей одежде.

Защищает Виктора Скрундика адвокат Татьяна Подрецкая, она же не так давно защищала в Верховном суде братьев Костевых, приговоренных к расстрелу за убийство учительницы в Черикове – этот приговор суд оставил в силе.

Виктор Скрундик настаивает на том, что оговорил себя и просит назначить ему проверку на полиграфе – он считает, что так может доказать, что не душил 74-летнего Михаила Шугалея.

- Я себя оговорил, потому что мне угрожал Бушнин: говорил, что найдет меня везде, у него есть друзья в исправительных колониях – мне мало не покажется.

В суде прозвучало, что у Виктора изъяли записку, в которой он пытался договориться с другим обвиняемым о том, чтобы разделить вину. Адвокат отметила: не установлено, что эта записка написана именно Скрундиком.

Виктор Скрундик продолжает: говорит, что не собирался убивать потерпевших, шел туда, чтобы забрать деньги и спиртное.

- Я искренне раскаиваюсь. Не желал смерти потерпевшим, тяжких телесных повреждений не совершал. Когда Бушнин сказал, что деда (Михаила Шуголея) нельзя оставлять в живых, я сказал, что деда убивать не надо. Я не знал, что он пойдет и задушит его. Прошу вас дать мне лишение свободы, а не жизни. Прошу прощения у потерпевшей стороны.

Виктор Скрундик говорит, что Владимира Гаркавого он пытался спасти из горящего дома - предположил, что мужчина еще может быть жив.

- Если бы не мои показания, все и дальше бы думали, что они погибли из-за пожара. Я все рассказал и показал следствию, что на самом деле произошло. За то долгое время, что я проживал в Слуцком районе, я этим жителям никогда не желал зла, а тем более смерти. Искренне был рад, когда люди ко мне обращались за помощью. Я раньше не привлекался по таким статьям. Искренне прошу прощения у потерпевших. Если можете – простите, но я понимаю, что жизнь ваших близких уже не вернуть. Я просыпаюсь с мыслью вернуть те дни назад.

«У Бушнина и Мятежа несовершеннолетние дети, а у Скрундика ничего нет, он как ветер»

Адвокат Татьяна Подрецкая считает, что действиям обвиняемого дали неправильную оценку: ссылаясь на показания свидетелей, она говорит, что Скрундик не убивал людей, а только поджигал дома. Она подробно перечисляет нарушения, которые были допущены в процессе следствия. Например, на ознакомление с 11 томами дела у обвиняемого и его защитника был 1 час 31 минута. Позже прокурор скажет, что эти нарушения никак не повлияли на решение суда.

- Всем понятно, что за страницами уголовного дела стоят судьбы конкретных людей. В тех случаях, когда назначается смертная казнь, ценой ошибки может стать жизнь человека. Поэтому законность, обоснованность и справедливость приговора очень важна.

Защитник говорит, что 84-летней пенсионерке Виктор Скрундик действительно угрожал, но не бил ее и не собирался убивать, только один раз толкнул в грудь. При этом сама пенсионерка рассказывала, что мужчина ударил ее около 20 раз, угрожал, что ее ждет такая же судьба, как и Михаила Шугалея – на тот момент было известно, что тело пожилого мужчины нашли при пожаре.

Прокурор Елена Демко считает, что суд скрупулезно исследовал все доказательства.

- Та версия, на которую ссылается Скрундик, появилась, когда им было понято и осознанно назначенное наказание. Раньше такая версия не выдвигалась. У Бушнина и Мятежа несовершеннолетние дети, у Скрундика же нет ничего, он как ветер.

Прокурор рассказала, что в руках убитого Михаила Шугалея нашли шнурок, которым его душили. Этот шнурок, сказано в обвинении, Скрундик достал из своих брюк.

- Аналогичная ситуация с Гаркавым. Все то же самое: провод на шее, требование о передаче денег. А поведение Скрундика во время пожара? Запоздалое раскаяние, когда он бросается в огонь, предполагая, что человек еще может быть жив. Убитых не называют мужчинами, их называют «дед». Эти люди прожили тяжелую жизнь, прошли войну, но сумели сохранить и физическое, и психическое здоровье.

В своих апелляционных жалобах обвиняемые утверждали, что ценят свои семьи.

- Наличие семьи не остановили Бушнина от совершения особо тяжкого преступления. И Скрундик говорит, как благодарен своей бабушке, которая с 3 лет его растила. Так почему он не отблагодарил эту бабушку, не стал ей помощью?

Напомним, первый смертный приговор в этом году вынесли 10 января 2020 в суде Могилевской области: тогда к расстрелу приговорили Илью и Станислава Костевых, которые убили учительницу в Черикове. Верховный суд рассмотрел их жалобу и оставил приговор в силе. С просьбой о помиловании Костевы обратились к президенту. Кстати, Александр Лукашенко уже высказывался об их деле, обсуждая с журналистом «Эха Москвы» вопрос смертной казни. Адвокат Ильи Костева в суде говорила о том, что именно это высказывание президента определило судьбу обвиняемых.

Автор: Алеся ДОБЫШ
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0