Новое пополнение автозапчастей Фольксваген Гольф 4, Пассат Б5 в Бресте

Женщина с ребенком или двумя детьми, до 40 лет. Как выглядит жертва домашнего насилия в Беларуси

18.04.2021 18:01
Общество

Прошлый год был очень сложным в жизни белорусов: коронавирус, политический кризис, сильное эмоциональное напряжение. Rebenok.by решили узнать, как ситуация в стране сказалась на уровне домашнего насилия. Руководитель общенациональной горячей линии Анна Коршун рассказала, увеличилось ли количество звонков за это время, кто чаще становится жертвой домашнего насилия и как действовать тем, кому прямо сейчас нужна помощь.

Фото: из открытых источников (иллюстрация)
Фото: из открытых источников (иллюстрация)

Инфолиния работает уже почти 10 лет и за это время приняла более 15 тысяч звонков. Обращение сюда полностью конфиденциальное и анонимное. Специалисты не спрашивают имена, фамилии, адреса или номера телефонов. Тем не менее, у консультанток есть перечень обязательных вопросов, которые они задают абоненту. Среди них — регион, откуда исходит звонок, возраст того, кто обращается, наличие у него/ее детей. В отсутствие государственной аналитики эти данные — единственный источник качественной информации по теме домашнего насилия в Беларуси.

Что изменилось за последнее время?

93% абонентов по-прежнему женщины, но в прошлом году все больше звонков стало поступать от мужчин. Их интересовало, как правильно помочь знакомым женщинам, которые подвергаются домашнему насилию: дочерям, коллегам по работе, сестрам, матерям. Это говорит о повышении уровня психологической культуры — делают вывод специалисты.

Что касается пострадавших, то в 94% случаев — это женщины. В 78% случаев на линию обращаются они сами, еще в 18% — их родственники, друзья и знакомые. Остальные звонки — от специалистов разных учреждений, которые хотят получить профессиональную консультацию.

Профиль пострадавшей выглядит так: обычно это женщина 27−40 лет, у которой один или два ребенка. У большинства пострадавших есть дети, у 12% жертв — их трое и более. Чаще всего звонят жительницы Минска и Минской области. В половине случаев женщины страдают от действий своего супруга, около 20% потерпевших продолжают терпеть насилие со стороны бывшего мужа, еще 5% — сожителя.

Мужчины тоже подвергаются насилию. В основном это пожилые граждане в возрасте старше 60 лет. Чаще всего они страдают от своих совершеннолетних детей, в основном — от сыновей с алкогольной зависимостью.

Сказались ли события 2020 года на уровне домашнего насилия?

В 2020-м количество звонков на линию увеличилось на 11−12% по сравнению с предыдущим годом. Но качественный анализ говорит о том, что рост не связан с коронавирусом или политическими событиями. Благодаря рекламе об инфолинии просто узнали больше людей. Специалисты считают, что пандемия мало повлияла на ситуация с домашним насилием.

— В Беларуси не было локдауна, глобальных карантинных мер и всеобщей самоизоляции. Люди ходили на работу, были открыты детские сады и школы. Только в единичных случаях женщины говорили, что виновник насилия заболел коронавирусом или уходил на самоизоляцию, после чего происходила эскалация конфликта или насилие становилось жестче, — говорит Анна Коршун.

Несколько абоненток пожаловались, что во время пандемии им было сложно отправить агрессоров в ЛТП, поскольку некоторые профилактории закрывались на карантин или в них ввели ограничения приема.

— С одной стороны, ЛТП — пережиток прошлого, рудимент СССР, ведь они не исправляют людей и не лечат алкогольную зависимость. Но в ситуации с домашним насилием ЛТП выступают в качество спасательного округа, особенно для пожилых людей, которые получают возможность побыть дома без агрессора, подумать о том, как им действовать дальше.

С какими видами насилия встречаются белоруски?

Специалисты линии говорят, что насилие — это комплексная проблема. Если в семье есть физическое насилие, ему обязательно сопутствует и психологическое. Избиение, истязание, пинки, толчки всегда сопровождаются словесным унижением и угрозами. 91% абонентов сообщают, что подвергаются психологическому насилию, 64% при этом страдают и от физического, 38% говорят об экономическом насилии, 4% заявляют о сексуальном. В случае сексуального насилия всегда присутствует физическое и психологическое.

— Раньше женщины зачастую не идентифицировали себя как жертвы насилия, говорили: «Мне тяжело, мне психологически сложно. Бывают ситуации, когда муж может намотать волосы на руку, ударить, но это же бывает нечасто», — вспоминает руководитель инфолинии. — Сейчас пострадавшие люди четко определяют насильственное поведение. Но до сих пор очень тяжело идентифицировать экономическое или психологическое насилие в браке. О сексуальном насилии в семье говорить вообще не принято — в нашем обществе это считается исполнением супружеского долга.

Довольно часто женщины становятся жертвами экономического насилия. Например, находятся в декретном отпуске и воспитывают детей, но карточку, на которую начисляют пособие, держит у себя супруг. Чтобы совершить какую-то покупку, женщина должна обратиться к нему и обосновать необходимость траты, а потом предоставить отчет по расходам и чеки. Многие женщины говорят, что живут под постоянным финансовым контролем.

Жертвы психологического насилия часто сталкиваются со сталкингом — нежелательным навязчивым вниманием, преследованием и слежением:

— Сталкеры часто звонят жертве, оскорбляют, угрожают и запугивают. Например, одна из абоненток линии столкнулась с тем, что даже после переезда от агрессора каждое утро встречала обидчика на своей лестничной площадке. Он встречал ее со словами: «Раз не хочешь быть со мной, то не достанешься никому». Другая работала в банковской сфере. Бывший парень приходил к ней на работу, подходил к коллегам в опенспейсе и объяснял, что девушка не должна была его бросать. В тяжелом психологическом состоянии жертва не знала, как повлиять на мужчину. По телефону она высказывала суицидальные мысли.

В последнее время также набирает обороты газлайтинг, говорит специалист.

— Это форма психологического насилия, суть которой — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности. Цель достигается при помощи постоянных обесценивающих шуток, обвинений и запугиваний. Каждый месяц к нам обращаются женщины, которые жалуются, что супруг им угрожает. Например, пугает, что докажет наличие у них психиатрического заболевания, поместит в учреждение закрытого типа и отберет детей. Даже когда для этого нет основания, женщины начинают испытывать страх. Супруги заставляют жертв поверить в их неадекватность, а после актов агрессии внушают, что никакого насилия не было: «Тебе просто показалось!»

Психологи стараются объяснять, что детей у жертв газлайтинга не заберут, ведь для этого нужны веские причины, включая конкретный медицинский диагноз.

Как справиться с домашним насилием?

Оценка степени риска, которому подвергается женщина, — обязательная процедура для специалиста горячей линии. Ситуацию можно прекратить двумя способами. Первый — разорвать отношения с виновником домашнего насилия, прекратить все физические контакты, скрыться у родственников, друзей, в приюте или убежище. Второй, если женщина не готова на радикальные шаги, это терапия. В таком случае партнер жертвы также должен посещать специализированные коррекционные программы.

— Когда женщина заявляет агрессору о своем решении — это самый рискованный момент. Тот может пойти ва-банк: ведь он может быть готов на все, лишь бы не потерять объект контроля. Как правило, это связано с высокой долей риска для жизни женщины, поэтому разрыв должен быть максимально безопасен для нее. Нужно заранее подготовить тревожный чемоданчик, в котором будут собраны документы или их ксерокопии, самые необходимые вещи, деньги, а также установить на телефон тревожную кнопку — быстрый набор контакта для вызова в случае опасности. И, конечно, стоит обратиться на горячую линию, где специалисты расскажут, как правильно действовать в той или иной ситуации, чтобы обезопасить себя от агрессора.

Если вы стали свидетелем домашнего насилия, также нельзя молчать. Юристы инфолинии проконсультируют, в каких случаях нужно звонить в милицию и как правильно объяснить ситуацию. Также психологи расскажут, как говорить с жертвой насилия, ведь кто-то может воспринять такую беседу как агрессивный акт, вторжение в личную жизнь. Важно знать, как действовать, чтобы помочь, а не навредить.

В большинстве случаев одного звонка бывает недостаточно, чтобы решить сложную ситуацию, отмечает Анна Коршун. Поэтому еще одна функция горячей линии — переадресация туда, где человеку помогут очно. Например, в кризисную комнату, территориальный центр социального обслуживания, где есть возможность получать бесплатную психологическую поддержку. У специалистов инфолинии есть база проверенных организаций.

Как позвонить на горячую линию?

Общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия работает на базе международного общественного объединения «Гендерные перспективы».

Все услуги линии бесплатны, анонимны и конфиденциальны. Чтобы воспользоваться помощью специалистов, позвоните по номеру 8−801−100−8−801. Звонки принимаются ежедневно с 8.00 до 20.00.

Источник: Rebenok.by
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0
Популярные новости
Больше новостей