Где в Бресте можно сэкономить деньги

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

30.01.2020 22:48
История

Большая часть населения нашей страны живёт в комфортных условиях, имея кров, пищу и одежду. Однако было время, когда о хлебе люди могли только мечтать, не говоря уже о другом. Корреспондент «Онлайн Брест» побеседовала с брестчанкой, у которой вся жизнь была борьбой за выживание.

Нина Васильевна Кузьмич родилась в 1940 году в Гомельской области, но с первых дней жизни росла в Бресте. Отец, Василий Александрович Дьяконов, был военным, и переводом его отправили работать в Брестскую крепость. 21 июня 1941 года Василия Дьяконова отправляют в город Семятыче (территория Польши) для строительства оборонительных сооружений. 22 июня – война.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание
Отец Василий Александрович Дьяконов

Далее из рассказов Нины Васильевны:

— Как сейчас помню рассказ матери о том, как пришла в наш дом весть о войне: окна распахнулись настежь, тюли ходуном ходили, небо озарил шум и свет от разрывающихся снарядов. Мать схватила нас, пятерых детей, и в панике прижимала к себе, пока не пришли офицеры. Они помогли эвакуироваться в форт, который в Брестской крепости.

Дальше началась жизнь хуже смерти. У матери пытались нас всех забрать в детский дом, но она сказала: «Буду умирать с голоду, но детей не отдам». Нам пришлось уйти жить в сарай, ведь от квартиры остались лишь камни. Но мама не падала духом и бралась за любую работу. Жили бедно, но дружно. Приходилось собирать на мусорке картофельные очистки, мыть и греть, чтобы утолить голод. Полусырыми обклеивали двери, чтобы спустя некоторое время перекусить. На Пасху мама спекла хлеб, а яйца есть сразу не стали: катали их по земле и радовались, что сегодня мы сможем покушать чуть-чуть лучше, чем вчера. Спали на полу: мать стелила солдатское одеяло, и все ложились в один ряд, накрываясь тем, в чём ходили. Вместо подушки – бревно, накрытое соломой. Несмотря на все тяжести, мама никогда не просила у людей помощи. Но один раз очень сильно плакала, когда одноклассники моих старших сестер и братьев принесли еду от одноклассников. Тяжёлое время пережили.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

Когда пришло известие, что отец считается пропавшим без вести, больше не на кого было рассчитывать. Мама поняла, что теперь одна должна заботиться о своих детях. Она работала и курьером, и на рынке от молокозавода продавала продукцию, и в водоканале от милиции. Красный крест помогал одеждой, обувью, давали бесплатно путёвки в пионерский лагерь в Брестской крепости и санатории.

Благодаря своему стойкому характеру мама помогала своим знакомым отыскать мужей, которые считались пропавшими без вести. В благодарность те давали продукты, ткань и другие необходимые вещи. Когда сестра вышла замуж, а братья пошли по стопам отца, в доме появились кровать, стол, сбитый из досок и накрытый простынёй, а на окнах висела марля. Но мама радовалась тому, что смогла сохранить всех детей.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание
Надежда Николаевна Дьяконова

В 16 лет я забрала документы из школы и уехала с женихом в Грузию на сбор чая. Пробыв неделю, пришла телеграмма, что мать обгорела и скончалась. На этом проблемы не закончились: на вокзале оказалось, что у меня не хватает денег на билет, поэтому пришлось открыть чемодан и торговать вещами, но все проходили мимо. Помог мужчина, который, узнав о причине моих слёз, купил билет. До Бреста добиралась пять суток, без денег и еды. Со мной ехала семья и увидев мой бедный, истощённый внешний вид отдали свои продукты.

По приезде домой ужаснул вид и без того страшного сарая: весь в копоти и без окон. Соседи приютили, помогли, кто чем мог. После приезда брата мы восстановили дом, и он смог достать наволочки, простыни, чтобы было чем накрыться. Потом приехал мой жених. На работу меня не брали и нас не расписывали, ведь мне было только 17 лет. Я ведь после седьмого класса поступила в ЖД техникум, но из-за того, что не могла сдать химию – отчислили. На тот момент у меня не было ничего, а жить как-то надо было. Пошла к органам власти просить, чтобы дали хоть какую работу, ведь я сирота и помочь некому. Устроили на швейную фабрику ученицей, оттуда и ушла в декрет.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

Муж стал сильно болеть: в три года ему лошадь пробила голову и на фоне этого начались осложнения. Тяжело работать запретили, поэтому вся забота о семье легла на мои плечи. Когда  дочке исполнилось шесть месяцев, снова обратилась к властям с просьбой о помощи. Помогли детским садом и устроили на ковровый комбинат, где работала челночницей, а затем шпулярницей.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

После пережитого в детстве голода, боялась повторения такой же участи, поэтому всегда старалась работать там, где больше платят. Так и устроилась на БЭМЗ монтажницей, потом перевели в паяльщицы, а затем – в маляра по металлу. Работа была не женская, тяжёлая, но руки у меня были сильными, ведь в техникуме участвовала в соревнованиях на шлюпках, хорошо плавала. После того, как на производстве пришлось красить детали под микроскопом (а мне было уже 40 лет), руководство предложило найти на заводе другую, менее скрупулёзную работу. Не покинув стены родного завода, стала работать в профилактории.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание
За хорошую работу БЭМЗ премировал поездкой в Москву

Я старалась быть сильной духом, как мама. Везде ходила, выбивала, писала, всегда посещала субботники, мероприятия. Работала, как лошадь, только чтобы мои дети никогда не узнали, что такое жить в сарае и голодать.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

Дочки вышли замуж, муж скончался в 1996 году, и я просто не могла сидеть на пенсии дома. Устроилась в Брестский областной суд уборщицей, затем в гостиницу «Интурист» посудомойкой. Из-за физических нагрузок ослепла и пришлось делать операции, но и это не перебороло стремление трудиться. Когда зрение немного восстановилось, устроилась в спортивный комплекс гардеробщицей и по совместительству уборщицей в раздевалке. По закрытию комплекса на ремонт, проверяла билеты, после мероприятий мыла трибуны и собирала мусор. На тот момент, когда окончательно ушла на пенсию, мне было без полугода 70.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

Трудовой стаж Нины Васильевны составляет 58 лет. В 1986 году за долголетний добросовестный труд была награждена медалью «Ветеран труда». В трудовой книжке, которую она бережно хранит, многочисленные записи о благодарностях и награждениях. Но главным своим богатством она считает двух дочек, четверо внуков и пятеро правнуков.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

Нина Васильевна не жалуется на судьбу, ведь сейчас у неё есть всё, о чём раньше мечтала. Единственное, чего нет, – любимого мужа, здоровья, которое ушло на тяжёлую работу, лишь бы снова не переживать голод.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

В марте этого года ей исполняется 80 лет. Всю жизнь она мечтает о том, чтобы съездить в Семятыче к братской могиле и узнать, там ли похоронен Василий Александрович Дьяконов, её отец. Ведь в память о нём осталось только письмо, адресованное родителям о рождении Нины Васильевны, и несколько фото.

«…жизнь хуже смерти». Брестчанка поделилась воспоминаниями о военном детстве, утратах и о том, как боролась за выживание

Источник: Онлайн Брест
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0