С 8 по 28 сентября в Бресте проходит осенний кофейный фестиваль PRO COFFEE!

Искатель замка о том, почему не удалось откопать древнейшее сооружение Бреста

27.07.2021 11:39
Общество

Искатель замка Анатолий Гладыщук – о том, почему не удалось откопать древнейшее сооружение нашего города и почему он убежден, что это в конце концов получится, пишет «Вечерний Брест».

Фото

Фразу о том, что «история валяется у нас под ногами», приписывают Геродоту. Впрочем, с ней наверняка согласился бы профессор БрГТУ Анатолий Гладыщук – автор известной трилогии о Берестейском замке. Идея о том, что остатки этого некогда мощного сооружения на берегах Мухавца можно и нужно найти, не дает ему покоя почти полвека, с того самого момента, когда Петр Лысенко откопал свою уникальную экспозицию для музея «Берестья».

Справка «Вечерки». Пётр Фёдорович Лысенко (1931-2020) – белорусский археолог. Доктор исторических наук (1988), профессор (1993), лауреат Государственной премии Республики Беларусь (2002). Автор свыше 110 научных трудов, нескольких монографий.

– Идея найти замок принадлежит не мне. Я впервые загорелся ей, когда прочитал работу польского историка Т. Жук-Рыбицкого. Он провел большую работу в 1938 году и фактически наткнулся на замок, но завершить работу помешала начавшаяся 1 сентября 1939 года Вторая мировая война. Я проанализировал его монографию, где, среди прочего, есть множество авторских рисунков, и уговорил Лысенко найти замковую стену. Было это в 2013 году. Поискам с помощью георадара мешали корни выросшего на этом месте дерева. Но мы наткнулись на обломки крепостной стены, а под ними оказалась мостовая, которая шла вдоль замка. А рядом – и выше примерно на 50 лет нетронутого культурного слоя – угольный след мощного пожара. По первоисточникам, которые я исследовал, замок горел только в 1525 году. До этой даты никто не мог его взять – ни татары, ни рыцари. Получается, что восемь лет назад мы стояли на мостовой XV столетия, можно сказать, самой древней на сегодняшний день мостовой нашего города.

Как отреагировал на это Лысенко, которому, кстати, в этом году исполнилось бы 90 лет?

– Насколько я знаю, Петр Федорович и ранее был готов согласиться с моей гипотезой о том, что в начале 1970-х гг. он раскопал подзамковый квартал, который мы видим в раскопе археологического музея «Берестье». Он находился под Малым замком, построенным еще Владимиром Васильковичем. В квартале жили люди, ремесленники, которые обслуживали княжеский замок. Поэтому и находки здесь такие интересные. В начале 1970-х я два сезона вместе со студентами участвовал в раскопках и даже снял фильм о Берестье. Я тогда только освоил кинокамеру и, имея лишь книжные знания об археологии, снимал в раскопе все подряд, без плана или сценария. Фильм этот занял первое место на Конкурсе любительских фильмов по исторической и археологической теме в честь 1500-летия Киева, который проходил в Чернигове в 1982 году… Так вот. Лысенко готов был со мной согласиться уже тогда, но что-то его все время останавливало. Когда мы проводили эти раскопки, уже в 2013 году, он все еще до конца не верил, что фактически стал открывателем не только ремесленного квартала, но и, по сути, Берестейского замка – самого древнего из всех известных замков на территории Беларуси.

Какие артефакты, найденные еще в 70-е годы, в ходе той знаменитой экспедиции Лысенко, могут свидетельствовать в пользу вашей версии?

– Почти все находки Берестья я держал в руках и фотографировал. Почти все они представлены в моей книге о замке. Среди них – пали, сваи X-XI вв., единственные на сегодня артефакты 1000-летней давности, найденные на глубине 7 метров в 1978 году. Ими могли укреплять берег. Этим находкам более 1000 лет. Они так и остались в земле. Теперь их можно увидеть только на фото. И еще – деревянные мостовые. Видеть эти мостовые XIII века – это потрясающе. Может, это не так блестит, как в Риме, но это аутентика. А я ходил по этой мостовой. Непередаваемое ощущение, когда у тебя под ногами тысячелетняя деревянная мостовая. Только задумайтесь об этом! В голове не укладывается…

Фото

Мы с Гладыщуком стоим слева от центрального входа в археологический музей. Рядом с нами то самое место, где еще восемь лет назад начинались большие работы, которые вскоре были прерваны, так и оставив под слоем земли неразгаданную загадку Берестейского замка. Вижу, как Анатолий Антонович трепетно относится к этому месту, как переживает по поводу завалявшейся под ногами и не поднятой пока огромной части истории нашего города.

Задам, быть может, банальный вопрос, но все же: для вас Берестейский замок – это…

– Для меня замок – доминанта нашей истории. Это тот объект, который наверняка дает ответ на вопрос: «Каким был наш город в раннем и позднем средневековье и что в нем происходило?» А происходили многие вещи, от встречи Витовта и Ягайло в 1409 году до последнего сейма в 1653-м.

Но пока, очевидно, больше вопросов, и у вас в том числе, к самому замку?..

– К сожалению, это так. Мне очень жаль, что в 2013-м все работы здесь были свернуты, хотя мы уже очень близко подошли к тому, чтобы откопать остатки вежи Васильковича и церкви Святого Петра. Увы, так нередко бывает: когда заканчиваются деньги на то или иное исследование, резко пропадает к нему интерес.

Ну, у вас-то интерес, насколько я знаю, не пропал…

– У меня – нет. Я вам даже больше скажу – он увеличился. Знаете, это как в увлекательной игре – когда цель вроде бы отдаляется, становится по каким-то причинам менее досягаемой, до нее хочется дотянуться больше и быстрее. Это возбуждает азарт.

Только одного азарта, согласитесь, недостаточно, хотя, возможно, с него-то все и начинается. Но смотрите, если проанализировать всю эту историю с замком, получается парадоксальная ситуация. Как только лопата археолога вроде бы натыкается на что-то важное, включается некий невидимый механизм, напрочь блокирующий следующий шаг. Жук-Рыбицкому в свое время помешала война, а вам в 2013-м – нехватка денег или что-то еще. Но в конечном итоге на этих работах по исследованию замка снова повесили тяжелый замок. Надолго ли, как вам кажется?

– (Вздыхает. После паузы.) …Очень надеюсь, что нет… Понимаете, я-то, может, не доживу, хотя очень бы, конечно, хотелось дожить и увидеть своими глазами то, в чем и так давно убежден… Но самое важное – чтобы это увидели новые поколения брестчан.

Думаете, оценят?

– (Снова пауза.) …Не все, но многие оценят. Ведь интерес к истории, как ни крути, растет. Убежден, что в силу последних событий он вырастет еще больше. Здесь ведь крайне важно осознание того, что история древнего Берестья не началась со строительством крепости. Ему больше тысячи лет. И оно в разные годы было самым теснейшим образом связано с очень важными событиями, в том числе политическими, экономическими, культурными, которые происходили в жизни нашей страны. А история Берестейского замка как раз напрямую об этом рассказывает. Надо только достать все то, что лежит там, на глубине. Абсолютно убежден, что нам под силу это сделать. Было бы только желание. И, знаете, мне кажется, Брест просто ждет очередного Лысенко – того, который провел здесь огромную работу, будучи еще молодым, энергичным, амбициозным, напористым… Как только появится такой человек (а он появится, несомненно), все это дело закрутится. И, поверьте, нас ждет еще немало находок, в том числе самых неожиданных и уникальных.

Фото: Андрея Невластного
Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Комментариев: 0